Департамент образования города Москвы

Московский городской Дворец детского

(юношеского) творчества

 

Московский институт открытого образования

институт семьи и воспитания РАО

Государственный российский дом народного творчества

Международное общество друзей игры

 

 

 

 

ИГРА – ИГРУШКА –

ИГРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

И ПРАЗДНИК В СОЦИАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКЕ ДЕТСТВА

 

Материалы научно-практической конференции

по празднично-игровой культуре

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
Москва 2012

УДК 793

ББК 74.2

   И 27

 

 

И 27 ИГРА – ИГРУШКА – ИГРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ПРАЗДНИК В СОЦИАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКЕ ДЕТСТВА: Материалы научно-практической конференции по празднично-игровой культуре / Ответственный редактор С. В. Григорьев; Под общей редакцией С. В. Григорьева, Н. В. Кленовой, А. С. Фролова. – М.: МГДД(Ю)Т, 2012. – 210 с.

 

ISBN

 

Ответственный за выпуск: директор МГДД(Ю)Т А. А. Шашков.

 

Редакционный совет издания:

В. П. Голованов, д-р пед. н.,

В. М. Григорьев, д-р пед. н.,

С. В. Григорьев, канд. психол. н.,

И. В. Доброва,

М. Б. Зыков, канд. филос. н.,

Н. В. Клёнова, канд. филос. н.,

Л. Т. Ретюнских, д-р филос. н.,

И. И. Фришман, д-р пед. н.,

А. С. Фролов, канд. пед. н.

 

Технические редакторы: В. Ю. Колчев, В. Н. Ткачёв.

Литературный редактор: Е. В. Борисов.

Дизайн обложки: В. С. Аромштам.

 

 

 

 

 

 

УДК 793

                                                                                              ББК 74.2

ISBN

                                                                   

© ОДИ-International, 2011.

 

 
© МГДД(Ю)Т, 2011


СОДЕРЖАНИЕ:

 

Введение …………………………………………...……….

6

РАЗДЕЛ 1. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ИГРОВОЙ

И ПРАЗДНИЧНО-ИГРОВОЙ КУЛЬТУРЫ

В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Ретюнских Л. Т. Размышления о статусе

детства в культуре в терминах игры ………………..…….

 

9

Абраменкова В. В. Игрушка и анти-игрушка,

а также некоторые праздники в духовно-

нравственном развитии ребенка ………………………...

 

 

15

Зыков М. Б. Концептуальная пара «игрушка-игра»

как основа всеобщей модели формирования

и развития культуры …………………..…………………….

 

 

24

Ткачёв В. Н., Мергес Т. М. Перспективы создания

Ресурсного центра на базе (в составе) Центра

празднично-игровой культуры МГДД(Ю)Т ………...…..…

 

 

27

Кожевников Д. Н. Игровое конструирование

как средство организации игровой среды …………………

 

44

Восков С. А., Григорьев И. С. Социокультурные

и психологические последствия развития индустрии

развлечений в России (1991/1992 – 2011 гг.) ……………...

 

 

47

Смирнова Т. В. Развитие программы «Игротерапия

развития» и становление ассоциации субъектно-ориентированных игротерапевтов ……………………..…..

 

 

50

Карелова И. М. Игровые технологии в действии:

опыт педагогов Санкт-Петербурга …………………………

 

54

Княгинин А. В. Конкурс коллективов-организаторов

народных игр на «Неделе игры и игрушки» ……………….

 

58

Киреев А. Н., Обоева С. В., Шагинян В. А. Чему

учится вне урока? (Опыт московского конкурса

игровых программ) ………………………………………….

 

64

Новицкая И. В., Раптунович О. В. Фестиваль

игротехников «Радуга» – фестиваль празднично-

игровой культуры (из опыта работы педагогов

Минского государственного Дворца детей и молодежи) ...

 

 

 

67


 


Фролов А. С. Педагогический потенциал

детского праздника в современных

социокультурных условиях ……………………..…………...

 

 

71

Григорьев В. М. Обновление теоретико-методологических основ изучения и использования

воспитательного потенциала  этнонациональных

празднично-игровых культур ……………………..……...….

 

 

 

79

Фомина А. Б. Роль межрегионального взаимодействия

в совершенствовании и расширении социокультурного

пространства детства ………………………..…..……………

 

 

96

РАЗДЕЛ 2. ИЗ ИСТОРИИ ПРАЗДНИЧНО-ИГРОВОЙ

КУЛЬТУРЫ ДВОРЦА – 75-ЛЕТИЕ МГДД(Ю)Т

Минскин Е. М. Игры школьников сегодня ………………..

102

Александрова Н. А., Ефимова Е. А. Александр Феоктистович Родин и Родинские москвоведческие чтения……..

 

109

Мягкова В. С. О первом главном режиссёре Дворца

пионеров и школьников ……………………………………

 

111

Дмитриева Н. В., Лаврова Л. Г. Социологическое

исследование «Игротека глазами детей»…………………

 

113

РАЗДЕЛ 3. ИГРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

В СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Григорьев С. В., Степаненкова Н. Н. Становление и современное состояние организационной системы образовательной деятельности Центра ПИК и СКР Дворца (мониторинг социокультурного развития) ………

 

 

 

127

Клёнова Н. В., Макарова А.-Ю.В. Социально-

психологические функции игры и их использование

в образовательных программах …………………………….

 

 

133

Пекарникова Н. Н. Театральное творчество и игра как

средство художественного воспитания и социальной

адаптации ребёнка в студии сценического мастерства

шоу-театра «Столица» ……………………………………...

 

 

 

141

Розов С. В., Лебедь Н. Н. Социокультурное

проектирование и культурно-досуговая деятельность

в Центре художественного образования …………………

 

 

147

 

 

 

Григорьев С. В., Зыков М. Б., Зыкова А. М., Сабанина Н. Р.

Интернет-Интернационал как клубная игровая

практика в пространстве детских игр и праздников ……...

 

 

150

Блинова Д. А. Характеристика взаимоотношений

детей на игровой площадке …………………………………

 

154

Шведовский О. В. Антропологический аспект

отношения к игровым практикам в ситуации

развития подростков (Game Over) …………..……………..

 

 

162

Зверик А. П. Психологический механизм инерции

действия в игровой деятельности – уроки змеенавтики …

 

167

Скворцова Т. К. Опыт создания видео пособия

по изготовлению и педагогическому применению

традиционной народной игры «Свайка» …………………..

 

 

172

Романов С. Г. Основные принципы построения

экспозиции выставки истории игрушки …………...………

 

174

Колчев В. Ю., Ахрамеев И.В. Игровые поединки

как средство приобщения мальчиков и юношей

к традиционной состязательно-игровой культуре ………...

 

 

177

Сухов Ю. В. Игровой проект «Пентарадуга»

от рождения до наших дней ……………...…………………

 

191

Тарасов О. В. Оркестр ансамбля песни и пляски

им. В. С. Локтева как специфический вид академического

направления в кол­лек­тивном музицировании

и празднично-игровых программах ………………………..

 

 

 

196

Беленова Т. В. Взаимодействие взрослых и детей

через игру и научно-познавательные программы

«Маленькие Находчивые» ………………………………….

 

 

204

 

Седения об авторах ………………………………………...

 

208

 

 


ВВЕДЕНИЕ

Конференция по празднично-игровой культуре Детства в 2010 г. получила название «Игра – Игрушка – Игровые технологии и праздник в социальной педагогике детства». Поскольку межрегиональные конференции, обсуждающие проблемы развития игровой, празднично-игровой культуры, игровых технологий и праздника проводятся в МГДД(Ю)Т ежегодно с 2002 г., удаётся последовательно и системно рассматривать наиболее острые вопросы, связанные с местом и ролью игры и массовых детских праздников в социокультурном развитии.

Опубликованные материалы предшествующих конференций [1] показывают разноплановость современных практических разработок в предметной области Игра – Игрушка – Праздник, расширяющийся диапазон междисциплинарных исследований, а также нарастающую напряженность и психосоциальную проблемность празднично-игровой картины современного бытия современного человека в современном мире – современной России. Уникальность ситуации состоит в том, что научное и методическое осмысление программ развития игровой и празднично-игровой культуры осуществляется в логике масштабной практической деятельности Центра празднично-игровой культуры и социокультурного развития МГДД(Ю)Т по практической реализации широкого спектра программ по игре, игрушке, игровой педагогике, которые непрерывно охватывают тысячи детей и молодёжь.

Разноплановая деятельность в сфере игры, игрушки и празднично-игровой культуры имеет глубокие корни в отечественной педагогической практике. Традиции очень важны в сфере воспитания и развития, но их реализация не происходит автоматически, а осуществляется в логике деятельности коллективного субъекта творчества, созданных в обществе институциональных структур, либо непосредственно занимающихся решением социально-педагогических задач в сфере развития празднично-игровой деятельности, либо заметно влияющих на социокультурные процессы и саморазвитие игросферы общества.

Наряду с позитивными тенденциями развития авторы статей и тезисов рассматривают многие проблемные вопросы современной социокультурной и педагогической ситуации в сфере как развивающе-воспитательного применения игры, так и общих отнюдь не только позитивных изменений в игровом поведении детей, молодёжи, взрослых, развитии игромании и других форм неоптимального и дисгармоничного состояния, отчётливо проявляющегося в социальной жизнедеятельности общества и процессах социализации.

В целом материалы предлагаемого сборника отражают современное состояние и перспективные линии развития практической педагогики игры. Для организаторов конференции важно поддержать творческий поиск как конкретного педагога, так и целых педагогических коллективов, понимающих роль значения и перспективы специального внимания к игре, игрушке, игровым методикам и технологиям, направленных на реализацию развивающее-воспитательного потенциала лучших народных игр, психолого-педагогических разработок в сфере детских праздников и игр, социокультурных программ, оптимизирующих и гармонизирующих личное и социальное развитие с позиции гуманистической педагогики и принципа культуросообразности [2].

В сборнике нашли отражение результаты длительных, лонгитюдных наблюдений и исследований за развитием сложных социокультурных процессов, в эпицентре которых находятся проблемы игры, игрушки и праздника в детской жизни, игроизации социального сознания, а также сложные процессы игровых трансформаций, рекламы и других игр сознания современного человека, социальной жизнедеятельности семьи и разных социокультурных групп населения.

У читателей сборника есть возможность включиться в обсуждение психолого-педагогических проблем игры, игрушки, игровых технологий, массовых игровых праздников для детей и молодёжи, поскольку круг участников московских межрегиональных конференций по празднично-игровой культуре, география авторов и мест интересных педагогических экспериментов в сфере праздников и игр постоянно расширяются. В последнее время благодаря взаимодействию МГДД(Ю)Т с Советом по празднично-игровой культуре при Институте семьи и воспитания РАО и Международном обществе друзей игры расширяются межрегиональные и международные контакты и сравнительные исследования развития празднично-игровой культуры Детства в разных регионах России и в странах ближнего и дальнего зарубежья. Специальный круглый стол был посвящен проблемам экспертизы и психолого-педагогической оценке современной детской игрушки, который проводился совместно с Центром игры и игрушки МГППУ.

Отметим межведомственный характер тематического симпозиума «Массовый детский праздник как социокультурное явление», проведенного с Советом по массовым формам театрального искусства Союза театральных деятелей России и Международным московским марафоном мира, а также выездного дня конференции – посещения Рязанского Дворца детского и юношеского творчества и музеев Рязанского кремля с обсуждением историко-этнографических аспектов возрождения традиций празднично-игровой культуры. Проблемная область и смыслосфера «Игра – Игрушка – Игровые технологии – Праздник» являются позитивным объединяющим и системообразующим началом для межличностного и межкультурного диалога, столь важного в современном динамично изменяющемся мире.

Объединяющей идеей для дальнейших исследований является положение об интеграционном потенциале игры и празднично-игровой культуры в социальной жизнедеятельности современного мира Детства и в развитии жизнеутверждающего мировоззрения, особенно в среде детей и молодёжи – взрослеющего будущего страны и планеты.

 

Ответственный редактор С. В. Григорьев

 

 


РАЗДЕЛ 1. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ИГРОВОЙ

И ПРАЗДНИЧНО-ИГРОВОЙ КУЛЬТУРЫ

В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

 

 

РАЗМЫШЛЕНИЯ О СТАТУСЕ ДЕТСТВА

В КУЛЬТУРЕ В ТЕРМИНАХ ИГРЫ

Ретюнских Л. Т. (Москва)

Игровой мир – это мир особых реалий и смыслов, мир, возникающий в рамках некоего социкультурного и ментального пространства, но создающий свою собственную реальность, существующую параллельно миру повседневности, миру подлинности и сущностных смыслов. Игра уникальна и противоречива, она известна каждому и в то же время строго хранит свою тайну, оставаясь для людей не менее загадочной, чем счастье, смысл жизни, свобода и другие реалии бытия. Мы все «знаем» что такое «играть» и безошибочно определяем и разграничиваем для себя игру и не-игру, но наши мнения не всегда сходятся в оценке ее роли, значения, понимании ее сущности. Где начинается и заканчивается игра? Этот и множество других вопросов возникнет перед тем, кто стремится разгадать ее тайну.

Играть любят все, только игры у людей разные. Как правило, люди выбирают игры в соответствии со своими пристрастиями. Один не может жить без футбола, другой играет в солдатиков, третий – в компьютерные «стрелялки» и т. д. Прощаясь с детством, мы не перестаем играть, мы меняем игрушки, заводим новые привычки, но с огромным удовольствием переносимся вновь и вновь в игровой мир, где мы счастливы и свободны. Игровая реальность в том виде, в котором она существует сегодня, сформировалась не за один день и является продуктом длительного социокультурного развития. Причем, ее конституирование в онтологический феномен стало возможным только благодаря изменению статуса детства.

Игра и детство в восприятии каждого из нас связываются безоговорочно. Интуитивно мы воспринимаем детство через игру и игру через детство. «Ребенок всегда играет, он есть существо играющее…», – писал Лев Семенович Выготский [1]. Деятельностная концепция развития личности (Л. Выготский, А. Леонтьев и др.) выделяет игру в качестве ведущей деятельности для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Обратим внимание на то, что эта концепция, ставшая господствующей в отечественной психологической науке и широко признанная в мире, возникла не более ста лет назад. Означает ли это, что игра появилась не так давно или что наука, одной из первых занявшаяся ее изучением, чрезвычайно молода? Думаю, ни то, и ни другое.

Появление игры датировать невозможно, как невозможно с точностью до десятилетия и даже столетия определить этапы становления человеческого общества. Большинство исследователей соглашаются с тем, что игра сопровождает человека на всех этапах его развития, будучи унаследованной от животного мира. Другой вопрос: «Когда игра занимает то место в структуре человеческой реальности, которое позволяет зафиксировать ее как ведущую деятельность детства?» – кажется мне более правомерным. На мой взгляд, это происходит тогда, когда детство обретает самостоятельную ценность.

Для традиционной культуры ребенок обладает потенциальной ценностью, т. к. его статус сопряжен с взрослением и не предполагает иных смыслов. В некоторых культурах детям до определенного возраста даже не давались имена, во-первых, непонятно было, выживут они или нет, а во-вторых, имя само должно найти своего обладателя, говоря современным языком, человек (ребенок) должен был проявить определенные индивидуальные качества, чтобы имя ему соответствовало. Кому быть «Быстрым Оленем», а кому – «Хромым Бегемотом», трудно понять, пока ребенок ползает и не проявляет своего Я. Кстати, и в современном мире детства весьма распространена практика «уточнения» имени: дети любят давать друг другу клички, которые часто очень точно отражают личностные качества их носителей. Можно считать это воспроизводством родовых форм образования имен, особенно, если придерживаться социологизированного применения биогенетического закона. Важно другое – в родовом и традиционном обществе статус детства в корне отличен от его статуса в современном обществе.

Например, в русской традиционной (патриархальной) семье главное место принадлежит Отцу – главе семьи, а дети – всего лишь недоросли, а, следовательно, «недочеловеки». Они только готовятся стать людьми, играют, подражая взрослым, хорошо знают свое место и обязанности. Это отражено и в знаменитом Домострое, и реализовывалось на практике, в быту, например, крестьянской семьи. По рассказам моей бабушки, говорившей на характерном для Черноземья диалекте, со смягчением звуков, я знаю, что детей либо вообще не сажали за общий стол, который всегда был главным местом в избе, где жила семья примерно из 30 человек, либо отводили место в самом конце стола. Общая трапеза начиналась с того, что глава семьи зачерпывал из общей большой посуды (чугунка с кашей или щами, миски с картошкой и т. п.) ложку, затем можно было зачерпнуть остальным, в строгом соответствии со статусом: сначала – мужчины (основные работники), потом – женщины, и в последнюю очередь – дети. Ложку аккуратно несли ко рту над кусочком хлеба. Лучшие куски доставались старшим, статус детей позволял им рассчитывать только на остатки от трапезы взрослых. «Я, когда была дяньшицей [2], – рассказывала бабушка, – бывало, спрячу кусочек мясца, чтоб свякровь не видала, да потихоньку суну твому отцу, он малый был шустрай, а за обедом яму могло и вообще мяса не достаться, мужуки, как набросются, так детки только юшку и хлябають». Кстати, щи с мясом – это и был признак зажиточности.

Отчасти, отголоски этих традиций сохраняются и в современных семьях, я таких встречала немало. Это проявляется в том, что иногда дети и взрослые питаются отдельно, считается, что право сесть за один стол со старшими ребенок получит, став взрослым. Более явно это норма проявляется при появлении в доме гостей и организации праздничных застолий. Часто детей кормят отдельно и велят строго настрого «не путаться под ногами», «не лезть к гостям», сидеть тихо, чтобы было не слышно, не видно. Все это – свидетельства ментального отголоска низкого статуса детства, характерного для традиционного общества, не так далеко от нас отошедшего.

Возвращаясь к семейным преданиям, приведу еще один пример рассказов моей бабушки, которая, кстати, очень гордилась тем, что ее «за красоту в богатый дом взяли». Так-то оно так, но, по воспоминаниям других членов семьи, она была любимицей свекрови еще и потому, что работала лучше других снох. Труд – важнейший элемент человеческой реальности. Труд сосредотачивает в себе смысложизненные ориентиры многих поколений. Это – стержень культуры, именно трудовые отношения ложатся в основу формирования приоритетов и ценностей традиционного общества. При этом я понимаю труд не в контексте марксистской теории, фиксирующей объективное значение трудовой деятельности, а в соответствии с представлениями Е. Финка [3] об основных элементах человеческого бытия, о которых речь пойдет ниже, т. е. в его экзистенциальном значении.

В дихотомии: труд – игра; труд – это серьезно, игра – это то, что противостоит труду, то, что не серьезно. Играть в традиционном обществе позволено детям, у всех остальных на это нет времени, большую часть которого занимает труд. Поэтому игровая культура часто сопряжена с праздничной, связанной с освобождением от трудовых обязанностей. Праздник – это возможность поиграть и для взрослых, санкционированное культурой разрешение на игру. Разрешение ожидаемое, желанное, раскрепощающее мысли и чувства, «выпускающего» наружу Ребенка, живущего в каждом из нас. Праздник становится санкционированным возвращением детства, где есть кулачные бои, взятие снежной крепости, сжигание Масленицы, колядование, катание на санках и многое другое, причем, в каждой культуре свое. Однако, несмотря на различия по форме, по-сути любая игра, которая возникает в мире взрослых и проводится взрослыми, так или иначе, воспроизводит и актуализирует Детство. Таким образом, детство, фокусирующее в себе игру, несмотря на статусное «бесправие» ребенка, несет в себе положительные эмоции, сохраняющиеся во взрослом воспоминанием о радости, искренности, доверчивости и свободе, даруемыми игрой. Именно игра делает человека свободным, не социально, но экзистенциально.

Возвращаясь к вопросу статуса детства в культуре, проследим, что происходит в современных семьях? Ребенок изначально стоит на пьедестале, он растет с ощущением своей исключительной важности, ведь именно он – главный в доме, вокруг него выстраивается весь мир. Если проводить параллель с системой питания, то в большинстве современных семей культивируется детское меню, выбираются специальные продукты, покупаются фрукты, лакомства и т. п., предназначенные только для детей. Особенно, если семья ограничена в средствах, взрослый и не подумает прикоснуться с «детскому» ассортименту продуктов, который будет заведомо лучше, чем у старших членов семьи. Взрослый изначально ставит себя в положение человека, обслуживающего ребенка, удовлетворяющего его потребности, как тут не развиться эгоизму? Поэтому констатация психологической наукой детского эгоизма в качестве атрибутивного свойства детской психики, фиксирует я думаю, не изначальное ее состояние, а современное.

Полагаю, это связано с изменением статуса детства в культуре, с приобретением им самостоятельной ценности. Слом традиционных обществ, сопровождаемый интенсивной индивидуализацией жизни, демократизацией всех ее сфер, создает особое пространство детства, самоценное и порой самодостаточное. Культура вдруг «замечает», что Ребенок – это не маленький взрослый, а совсем иной субъект, для которого жизненные смыслы сконцентрированы не вокруг проблем выживания, эти функции за него выполняют взрослые, а вокруг самосозидания. Детство – это период активного выстраивания Я-концепции, связанной с этим, жизненной стратегии и, что не маловажно, сферы подсознательного, которая наполняется установками, чувствами и ориентирами, созидающими контуры личности.

Появление в литературе образа Питера Пэна (вечного ребенка) стало своеобразной лакмусовой бумажкой трансформации культурных приоритетов, фиксацией ценности детства, осознаваемой его субъектом, понимающим, что «лучше», чем в детстве уже не будет [4]. Ибо только в детство дает нам возможность принадлежать себе, и всецело чувствовать, что мир принадлежит нам. Все больше современных детей, на вопрос: «Кем ты хочешь стать?», отвечают: «Остаться Ребенком», хотя с позиций прогрессистского взгляда на реальность, это – полная бессмыслица. Просто человеческие экзистенциальные ориентиры и ценности далеко не всегда совпадают с биологическими, возникающими и существующими, согласно эволюционной стратегии. Это дает основания говорить о возможности иного аспекта рассмотрения детства. Это не означает, что я не признаю эволюции, но лишь то, что не все нюансы детства могут быть описаны в прогрессисткой парадигме.

Мир детства в современных обществах конституируется созданием грандиозной структуры: детские учреждения, детские мероприятия, детские кафе, детские организации, детские лагеря, детская литература, детское кино и телевидение, а сейчас уже и детские парламенты и многое другое. Исследователи заявляют о существовании особых детских субкультур, а правительства принимают и поддерживают Декларацию Прав ребенка. Правда, большинство из элементов этой структуры нацелено не столько на самого ребенка, сколько на желание взрослого удовлетворить его и свои потребности, в том числе и в развлечениях. Разветвление инфраструктуры Детства часто имеет также и коммерческий смысл (Дисней-Лэнд, детская киноиндустрия, производство игрушек и т.д.), а часто является прямым подражанием или переносом элементов Взрослой Реальности в Мир Детства – Детское Евровидение, детская мода и т. п.

Однако, вне зависимости от причин появления множественных элементов Мира Детства, фактом остается его конституализация и институализация, которой не знало традиционное общество. Детство перестает быть просто подготовительным этапом в жизни человека, оно наполняется смыслами, отличными от смыслов мира взрослых, которые далеко не всегда концентрируются вокруг цели взросления. Игра, воплотившая в себе всю палитру возможных социальных действий, стала системообразующим началом Детства. Этим можно объяснить и чрезвычайное расширение ее присутствия в социальном пространстве современных обществ.

Таким образом, на выходе из традиционного общества Детство обретает статус признанной культурой ценности, а Игра – те черты, которые большинство исследователей выделяют в качестве ее базовых характеристик, или становится одним из элементов человеческого бытия, обретая экзистенциальность. Что это – совпадение, или взаимообусловленный процесс? Оставим пока этот вопрос открытым. Как представить себе игровой мир в его подлинности? Как описать целиком то, что не имеет целостности? Постичь игру – значит осознать ее природу, причины и сущность, ответить на вопрос: может ли игра быть сведена к сумме поведенческих реакций, набору математических приемов или логических упражнений?

Утверждение о принадлежности игры исключительно миру людей, весьма спорно, как и множество других представлений об игре. Игровое поведение, безусловно, присуще и животным, играя, собака будет себя вести иначе, чем, нападая, хотя ее игра будет имитировать это нападение. Генезис игры путем установления родства и качественного отличия игр человека от игр животных представлен в работах К. Гросса «Игры животных» (1896), «Игра людей (1899), «Игра» (1922), Н. Н. Ладыгиной-Котс «Дитя шимпанзе и дитя человека в их инстинктах, эмоциях, играх, привычках и выразительных движениях» (1935), К. Э. Фабри «Игры животных и игры детей» (1983) [5]. Однако в мире животных игра не обретает свойство бытийности, поэтому игра как онтологический феномен существует только в человеческом мире, где она находит самое себя, выходя за рамки узко функциональной характеристики поведения. Именно отход от сугубо натуралистических представлений об игре позволяет проследить ее роль в трансформации человеческого бытия от Детства к Взрослости, устанавливая принцип сохранности одного в другом.

Бытие игры в мире, как бытие в культуре, в истории, в сознании, в языке, в общении и т. д., т. е. как бытие в многообразии его форм и проявлений, так или иначе, описаны в литературе – это и понятие игры как феномена культуры (Й. Хейзинга), как способа коммуникации (Э. Берн), как способа эстетизации, и тем самым «очеловечивания» человека (Ф. Шеллинг), как лингвистической реальности (Л. Витгенштейн), математического алгоритма (теория игр), логического механизма (Л. Кэрролл) и т. д. Среди философов, рассматривавших вопросы игры (по крайней мере, упоминавших о ней), наметились две тенденции в описании онтологической присущности данного феномена – одни считают ее принадлежной исключительно антропологической реальности (Ф. Шиллер, Е. Финк и др.), другие расширяют границы ее бытия до животного сообщества (З. Фрейд, Й. Хейзинга и др.), третьи универсализируют игру до уровня космической всеобщности (Платон, Г. Гегель, Г. Гадамер и др.).

Столь разные исследовательские подходы к игре, противоречиво-парадоксальные толкования свидетельствуют о бытийной значимости игры и онтологическом статусе самого понятия. А. Марьянович, подчеркивает, что ситуация осознания множества существующих теорий игры и имеющей место тенденции к их постоянному увеличению, носит критический характер [6]. Л. С. Выготский замечает, что «игра не представляет из себя чего-нибудь случайного, она неизменно возникает на всех стадиях культурной жизни у самых разных народов и представляет неустранимую и естественную особенность человеческой природы» [7].

Таким образом, все культуры, вне зависимости от их этнических особенностей, включают в себя игру, которая конституируется в обществе в тех или иных формах в зависимости от статуса детства. Переход от традиционного общества к современному знаменует повышение статуса Детства, а, следовательно, и расширенное воспроизводство игровой культуры.

Примечания:

1. Выготский Л. Педагогическая психология. – М., АСТ; Астрель, 2010. – С. 109.

2. «Деньщица» – это дежурная, все снохи, а их в семье было 4, по очереди оставались дома, чтобы приготовить, убрать, постирать, приглядеть за детьми, если надо. Все остальные уходили в поле, куда вместе со взрослыми отправлялись и дети с 6-летнего возраста, дома оставались только малыши и «старуха» – свекровь, которая следила за тем, как молодая сноха справляется с работой, но сама не вмешивалась, не помогала, иногда только занималась детьми.

3. См. Финк Е. Основные феномены человеческого бытия // Проблема человека в западной философии. – М., 1988.

4. Книги о Питере Пэне, мексиканском мальчике, который не хочет взрослеть. шотландского писателя сэра Джеймса Барри появились в начале ХХ в.: Питер Пэн (Peter Pan, пьеса; 1904); «Питер Пэн в Кенсингтонских садах» (Peter Pan in the Kensington Gardens, 1906), и «Питер Пэн и Венди» (Peter Pan and Wendy, 1911).

5. Фабри К. Э. Игры животных и игры детей // Вопросы психологии. – 1982. – № 3. – С. 26-34.

6. Marjanovic A. The theoretical and methodological problems concerning the project on Traditional games // Traditional games and children / Traditional Games and Children of Today. OMEP (World Organization for Early Childhood Education) in collaboration with a Yugoslav National Committee of OMEP. Belgrade, 1986. – Р. 31-51. – P. 33.

7. Выготский Л. Педагогическая психология. – М. Астрель., 2010. – С. 108.


ИГРУШКА И АНТИ-ИГРУШКА,

А ТАКЖЕ НЕКОТОРЫЕ ПРАЗДНИКИ

В ДУХОВНО-НРАВСТЕННОМ РАЗВИТИИ РЕБЕНКА

Абраменкова В. В. (Москва)

Игрушка принадлежит к фундаментальным универсалиям бытия, таким, как, например, дом, жилище. Она утверждает ценности культуры и передает опыт новым поколениям людей. Игрушка не только составная часть детской игровой реальности или элемент предметного мира, включенного в игру, она – своеобразное звено между ребенком и предметным миром.

Экспертиза игрушки включает помимо медицинских и экологических критериев (качество материала и степень обработки), а также эстетических (красота и совершенство), психо-эмоциональных (радость и удовольствие), педагогических (развитие способностей, умений) и других требований, согласно которым игрушка должна также соответствовать критериям: креативности (творчество, сотрудничество), культуросообразности (соответствие культурным архетипам) и психо-терапевтичности (установки на здоровье, позитивные перспективы).

Кроме того, исключительно важным критерием сегодня оказывается критерий духовно-нравственного смысла игрушки для ребенка, то есть, того, какие ценности она транслирует, способствует ли она формированию совести, различению добра и зла, стремлению следовать нравственным нормам. Ребенок идентифицирует себя с игрушкой, не только с ее «повадками», внешностью, но и с ее скрытой сутью, вступая с ней в личностно-смысловые отношения. Отсюда важно, что окажется в его руках – игрушка или анти-игрушка. Вот некоторые признаки анти-игрушки:

1. Предельно точное повторение предмета, она, как правило, – точная мо­дель машины, дома, животного, человека и т. д. Следствие этого – потеря творческого начала, креативности.

2. Исключительная абстрактность формы, немыслимые, не встречающиеся в природе цвета, следствие – утрата реальности.

3. Механизированность, максимальная технократичность (всевозможные электронные модели), либо управление действиями ребенка (тамагочи), в том и другом случае – торможение активности, программирование.

4. Монстроподобие, воплощение нечистой силы – демонизация сознания.

5. Штампованность, серийность, конвейерность [3].

Само изобилие, преизбытчество игрушек у ребенка также наносит вред. Обладание большим количеством игрушек, разумеется, это не качество самой игрушки, а ее современный атрибут [4]. Д. Б. Эльконин отмечал, что «…лучшая игрушка для дитяти та, которую он может заставить изменяться самым разнообразным образом…» [Эльконин, Психология игры, с. 173].

Игрушка не только сопровождение игры, но и средство обучения, средство развлечения и даже средство лечения. Игра и игрушка – важнейшие составляющие любой культуры. Какова культура, таковы и игрушки. Игрушка – культурное орудие, посредством которого передается в особой «свернутой форме» состояние современной культуры (цивилизации), ее направления в движении: к жизни или смерти, процветанию или деградации, к взаимопониманию или отчуждению. С помощью игрушки ребенку передается сама суть человеческих отношений и сложное мироустроение. Игра и игрушка – специфическое средство информационного воздействия, поскольку в них зафиксированы все основные тенденции воздействия на сознание и поведение человека, способы и средства его воспитания. СМИ построены на принципах игры, а игры – на принципах СМИ.

Игрушка – духовный образ идеальной жизни, идеального мира, это архетип представлений о добре – подлинном или мнимом. Современная промышленная игрушка зачастую формирует и фиксирует в человеке (и прежде всего в ребенке) такие личностные свойства, как расслабленность воли, индифферентность чувств, непытливость ума, потребительство. Игрушка – культурное психологическое средство овладения ребенком собственным поведением. Страх темноты, например, может быть преодолен ребенком с помощью деревянного меча – орудия преодоления.

Чем же должна быть игрушка для ребенка? Источником радости, мотивом для игры. Она должна создавать условия для развития, оставляя возможность для самостоятельного творчества. Однако редкая современная игрушка предоставляет ребенку подобные возможности, напротив, взаимодействие ребенка с игрушками и игровыми сооружениями грозит ему ущербом, травмой для его физического, психического и духовно-нравственного развития. Каковы же риски – мера ожидаемого неблагополучия в результате воздействия определенных факторов и степени неблагоприятных, травмирующих последствий?

Что опасного может быть в игрушках? Любое проигранное ребенком действие способно воспроизводить самое себя в реальности. Если ребенок в игре способен вести себя гуманно, милосердно, заботливо, то у него есть некий образец того, как это нужно делать. И наоборот, если ребенок в игре вынужден быть агрессивным, грубым, жестоким, это обязательно воспроизведет само себя когда-нибудь в той или иной ситуации. ИГРУШКА ПРОГРАММИРУЕТ особым образом поведение ребенка. И важно понимать, как воздействует игрушка и что за программу она в себе несет. Поскольку есть добро и зло, идеал и антиидеал, игрушка может быть антиигрушкой.

У российских детей наличествуют унаследованные от предков архетипические модели восприятия реального мира. Однако облик человека-куклы, ландшафты настольных игр, цветоформы конструктора и пр., как правило, не соответствуют этим моделям, а иногда прямо противоречат им. Занимаясь, порой, с игрушками иностранного происхождения, малыш как бы получает первый опыт культурной колонизации, встав перед необходимостью отвержения, отчуждения своего и подчинения чужеземному игрушечному пантеону. Так в жизни ребенка, по мнению ученых, происходит первая социокультурная травма, из-за которой потом формируется комплекс культурной, национальной неполноценности. Иностранные игрушки могут способствовать разрушению связи между поколениями, еще в младенчестве проектируя линию разлома между «отцами» и «детьми».

Современные антиигрушки, чаще всего изготовленные по западным образцам, не оставляют места для «домысливания сюжета». Ребенок, окруженный пластмассовыми Барби, киборгами, трансформерами представляет собой человека, заряженного энергиями западного общества (процесс вестернизации). Игрушка с половыми органами, якобы для адекватной половой социализации, способна вызвать преждевременный сексуальный интерес, а в сочетании с усилиями СМИ и главное – взрослыми «внушениями» способствует процессу сексуализации детского сознания и по сути является интеллектуальным растлением.

Игрушки-демоны, игрушки-монстры – символические изображения нечистой силы, несущей физическое, душевное, духовное помрачение. В руках ребенка это становится страшной, ужасающей, губительной силой. Демоническая игрушка является траслятором духовного разрушения: одержания (психических заболеваний), неврозов, склонности к суицидам (самоубийствам) и пр. [5] Или антропоморфизированная (человекообразная) игрушка, которую можно бить, растягивать, скручивать, т. е. издеваться. При этом на коже, теле человечка выступают пятна наподобие синяков, и игрушка произносит: «Ой! Больно! Не надо!» – это первый вариант. А второй вариант, типа: «Как приятно! Давай еще разок!» – так формируется садо-мазохистский комплекс.

Как происходила «раскрутка» современных игрушек? По одной отработанной схеме: сначала выпускается многосерийный фильм (приблизительно 10 млн. долларов прибыли), затем появляются игрушки и «сопутствующие товары». Телепузики, например, – это 2 млрд. долларов прибыли в год от продажи продукции с их изображением (игрушек, журналов, кассет, одежды, продуктов питания и сладостей). У нас объем продаж – 100 млн. долларов в год. Так замыкается цепочка: ребенок, посмотрев сериал, просит купить его игрушечного героя, или ранец, полотенце, мороженое с его изображением, а на эти деньги снова снимается новый фильм. Эта нежить прочно заполняет сознание ребенка и не расстается с ним никогда: ни в ванной, ни в школе, ни в транспорте, ни на улице. И за это еще многие родители готовы платить, обогащая телекомпании, производителей игрушек, книгоиздателей.

Компьютерные игры становятся новым массовым явлением для детей всех возрастов – от дошкольников до старшеклассников и студентов. Если учесть, что приобретение игровых приставок и персональных компьютеров выросло в несколько раз, и в крупных городах от 40 до 80 % семей их имеют, то уже сегодня компьютерная игра становится, наряду с телевидением, серьезным фактором негативного воздействия – телеэкранной социализацией современного ребенка. Что несут с собой компьютерные игры? Быстро формирующаяся у ребенка психологическая зависимость от игры, сродни наркотической (появилось новое понятие – виртуальная аддикция), отчуждает его от живого общения со взрослыми, сужает сферу совместной деятельности ребенка и взрослого в семье. Компьютер вытесняет традиционную игру, в том числе коллективную игру со сверстниками, столь необходимую для его психического развития и личностного становления (детских площадок, песочниц) на улицах городов.

Важнейшей составной частью культурной и образовательной среды для ребенка является игра и игрушка. Игра и игрушка, а также игровые сооружения на детских площадках [6] для детей есть – не только физический объект, способный нести определенную опасность для ребенка [7], но все они – специфические средства информации, поскольку в них зафиксированы все основные тенденции воздействия на сознание и поведение растущего человека, способы и средства его воспитания. Ежегодно в России распространяется около 10 000 различных игрушек прежде всего иностранного производства, среди них есть значительная доля предметов, наносящих физический, психологический и духовный вред ребенку, являясь проводниками разрушительных процессов в психическом и духовно-нравственном развитии ребенка.

Еще один аспект игровой продукции необходимо подчеркнуть. Игрушка – первый культурный предмет, который формирует многие смысложизненные установки ребенка, в том числе демографические установки. Сложная демографическая ситуация сегодня в России обусловлена во многом разрушительным влиянием СМИ на детское сознание, в том числе и игрушками, формирующими антиродительские, внесупружеские отношения как предпочитаемая стратегия поведения. Ученые подсчитали, что около 90 % современной литературы для детей и кинофильмов воспевают «детский бунт» детей против взрослых и прежде всего – родителей. Дискредитация семьи, родителей, взрослых вообще. Дети сами не хотят взрослеть. Растет поколение, для которого семья не является убежищем от невзгод жизни, супружество и особенно родительство (материнство и отцовство) не являются жизненной необходимостью. Отсутствие позитивных установок на семью у детей сегодня приводит к формированию негативного отношения молодежи к семье и браку как социальным институтам, что не может не повлечь за собой еще большее падение рождаемости в России, рост преступлений и заболеваемости. Демографическая ситуация в стране напрямую связана с установками, формируемыми СМИ [8].

Таким образом, анти-игрушка выступает как специфическое средство информации, пропа­гандирующее анти-ценности, она представляет опасность для полноценного развития и здоровья детей, либо может причинить вред их нормальному физическому, психическому и духовно-нравственному развитию. Поэтому необходимо объединение усилий специалистов и разработчиков по созданию современных моделей игрушек и игр (в том числе и компьютерных) в соответствии с медицинскими, психолого-педагогическими и духовно-нравственными требованиями:

1. Медицинские и экологические требования – из чего сделана игрушка. Особенно это касается игрушек для самых маленьких, впрочем, и дети постарше часто склонны целовать любимую игрушку, брать в рот, укладывать с собой в постель. Вы должны быть уверены в том, что материалы, из которых сделаны игрушки, имеют надежный сертификат качества и соответствуют необходимым стандартам.

2. Педагогические требования – чему научит игрушка. Какие разовьет умения, творческие способности? Может быть, она повеселит, позабавит вашего малыша (как юла, заводная лягушка и т. п.) или поможет ему выработать терпение и координацию движений (как, скажем, пирамидка, мозаика) или укрепит физически (мяч, обруч).

3. Психологические требования – что несет в себе игра, игрушка, каков ее смысл. Какие чувства пробудит игрушка у вашего ребенка – нежность, доброту, заботу... или противоположные – агрессию, злость, раздражение... Дает ли она возможность коллективного использования – совместной деятельности группы детей, взрослого и ребенка (настольные или спортивные игры, конструктор т. п.). Именно в совместной деятельности складывается умение вашего ребенка сотрудничать – соотносить свои действия с действиями другого, договориться в спорной ситуации, сопереживать.

4. Эстетические требования – соответствует ли игрушка представлениям о красоте, развивает ли чувства прекрасного, гармоничного или вырабатывает дурной вкус, вульгарные представления – китч.

5. Духовно-нравственные требования – какие ценности транслирует игрушка, способствует ли она формированию совести, различению добра и зла, стремлению следовать нравственным нормам.

Подготовленные в Госдуме законопроекты «Об игровой продукции и о защите детей от информации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию» позволит, в частности, рег­ламентировать норму об обязательном проведении экс­пертизы игр и игрушек, игровых сооружений и требований к проведению праздничных мероприятий для детей в целях обеспечения безопасности их жизни, охраны здоровья, нравствен­ности, защиты ребенка от негативных социальных и иных информационных воздействий. Необходимо законодательно оградить ребенка от информационных влияний, от насильственного и противоестественного его природе посягательства на его личностную, физическую и нравственно-духовную неприкосновенность, от прямой и скрытой эксплуатации и предоставить возможность для полноценного развития.

Следует также обратить внимание и на типично детские образовательные сферы, такие как школьные праздники и подобные мероприятия, содержащие явное и скрытое информационно-психологическое воздействие на детское сознание и наносящие вред духовно-нравственному развитию и здоровью детей [9]. В настоящее время в российских школах и в большинстве школ Москвы уже с сентября идет подготовка к празднованию так называемого Хеллуина, получившего широкое распространение первоначально в учебных заведениях с углубленным изучением английского языка, а затем и в других.

Каждому педагогу известно большое воспитательное значение праздников вообще и школьных праздников в особенности, способствующих единению детско-взрослого школьного сообщества, проявлению радостных чувств и переживаний. К сожалению, сегодня оказались утрачены традиции организации и проведения подобных мероприятий. Отсюда закономерно появление инокультурных чужеродных нововведений, подобных: «дню святого Валентина» и «дню всех святых, Хеллоуину», не имеющим, как показал анализ, ничего общего ни с нравственностью Христианства, ни со святыми, ни с моральными представлениями и традициями народов России.

Если для первого «праздника» – это игра в любовь с первого класса школы (сексуализация сознания), то для второго – это игра в смерть, т. е. танатизация детского сознания. Этот праздник связан с воспеванием культа смерти не только в карнавальных костюмах палачей и серийных убийц типа Джека-Потрошителя, но и в наборах сладостей в виде гробиков, черепов, костей и человеческих эмбрионов и «прикольных» конфет из экскрементов. Снятие табу на отвращение к подобным вещам, ослабление и уничтожение нормальной внутренней цензуры особо опасны для детей и чреваты не только личностными деформациями, но и патологическими изменениями личности.

Психологические и духовно-нравственные последствия проведения школьных праздников типа «Хеллоуин» очень серьезны. Танатизация как патологическая поэтизация смерти, разрушения, деструкции, никчемности жизни активно пропагандируется во всех СМИ (телевидение, кино, компьютерные игры, даже игрушки-монстры), это во многом привело к тому, что Россия, которая в начале ХХ в. была на последнем месте в мире по количеству самоубийств, и прежде всего детских, сейчас оказалась на верхних ступеньках этой страшной статистики (53 ребенка на 100 тыс. человек), при этом детские суициды все чаще приобретают групповой характер, и нижняя их граница – возраст 5-6 лет! [10]

Все в Хеллуине берет свое начало в языческих ритуалах древних кельтов. По мнению известного культуролога Дж. Дж. Фрезера, Хеллуин – ночь перехода от осени к зиме – в древности связывалась с духами умерших, якобы бродящих вблизи домов и собирающих дань в виде пищи и питья. В XIX в. через иммигрантов из Ирландии в Америке появляется языческий обряд поклонения духам смерти, который включал оргии и ритуальные убийства. К началу XX в. в городах США стал распространяться обычай устраивать в Хеллоуин акции мелкого вандализма – бить стекла, ломать скамейки и пр. В настоящее время в США и во многих странах Европы его празднование приняло широкие масштабы, возникла целая индустрия Хеллоуин-развлечений, на которые выделяются миллионы долларов.

Стало традицией взрослым и детям в процессе Хеллоуина изображать убийц и маньяков, играть в монстров, вампиров и всякую нечисть, попрошайничать, устраивать жестокие и антиморальные розыгрыши, а также оргии с вандализмом и сексуальной разнузданностью. Для детей считается нормальным – копировать человеческие жертвоприношения, глумиться над человеческими страданиями и смертью, что не может пройти бесследно ни для их психического состояния, ни для личностного развития. На Западе известно о сотнях детей – физических жертвах этого чудовищного разгула: отравленных, убитых, повешенных, сгоревших в этот день. Чего стоит недавняя трагедия в Швеции, где от пожара на дискотеке по случаю Хеллоуина пострадало свыше 200 подростков и молодых людей! А землетрясение в Италии в этом году, когда оказалась разрушенной именно школа, где дети и учителя праздновали «веселый праздник Хеллоуин»! [11]

Участие в этих беснованиях учителей и администрации школы снимает воспитанное в течение сотен лет уважительное отношение маленьких – к старшим, учеников – к учителям, способствует проявлению самых низменных инстинктов и потребностей в разрушении, агрессии, разврате. Школа – не место подобных привнесений и «традиций». Многие учителя после проведения праздника отмечают возникающие большие сложности в проведении учебно-воспитательного процесса, лишь спустя недели оказывается возможным большими усилиями вернуть детей в нормальное русло общения и взаимодействия на уроках.

Что происходит с ребенком в процессе подготовки и «празднования Хеллоуина? Наличие в Хеллоуине ярких образов, отчетливой символики и бессознательных смыслов, носящих архетипический характер, а также групповой эффект совместного действа, негативного возбуждения (беснования) детей обеспечивают сильнейшее психо-физическое, эмоциональное, суггестивное воздействие на всех участников, но особенно на младших школьников и подростков. Разрушительными последствиями этого процесса оказываются:

·      общая деморализация сознания участников Хеллоуина – современных школьников. Здесь происходит подмена и переворачивание общечеловеческих представлений о Добре и зле, Красоте и безобразии, Истине и лжи. В самом названии Хеллоуина как «дня всех святых» (что является ложью – никакая церковь не празднует этот день 31 октября) осуществляется беззастенчивая спекуляция на уважении россиян к Православной Церкви, святости, святым. Снимаются естественные для человеческой и особенно ранимой детской психики табу и внутренняя цензура по поводу глумления над смертью и страданиями человека, по поводу использования даже в игровой форме человеческих экскрементов и крови жертв в качестве лакомства, по поводу вандализма и пр., что не может не привести к серьезным психическим и личностным нарушениям ребенка;

·      осуществляется вестернизация детского сознания: навязывание англоязычной псевдокультуры и образа жизни, агрессивная экспансия сомнительных «развлечений», реставрация древних культов служения силам зла под видом «Дьявольского карнавала». Все это осуществляется в школе при забвении собственных традиций и культурных форм, в частности, праздников, календарных обрядов, обычаев. И немаловажный факт: Хеллоуин, по сути, еще и прибыльный бизнес, опустошающий кошельки родителей (в США ежегодно тратится до 2,5 млрд. долл. на его празднование, у нас эти цифры неизвестны, но в каждом супермаркете бойко раскупаются и дорогие костюмы монстров и убийц, и чудовищные лакомства, и демонические игрушки);

·      идет полным ходом демонизация сознания детей. Детские страхи, неврозы, психические нарушения, немотивированная агрессия, ночные кошмары, «голоса», одержимость бесами – вот следствия последействия Хеллоуина. Именно с этим сталкиваются детские врачи, психологи, психотерапевты на приемах и священники на исповеди, спустя много недель после 31 октября;

·      происходит активная танатизация сознания (от греч. танатос – олицетворение смерти). Воспевание культа смерти не только в карнавальных костюмах палачей и серийных убийц типа Джека-Потрошителя, но и в наборах сладостей в виде гробиков, черепов, костей и человеческих эмбрионов и «прикольных» конфет из экскрементов. Снятие табу на отвращение к подобным вещам, ослабление и уничтожение нормальной внутренней цензуры особо опасны для детей и чреваты не только личностными деформациями, но и патологическими изменениями личности.

Танатизация как патологическая поэтизации смерти, разрушения, деструкции, навязываемая по сути и Хеллоуином, и всеми СМИ, несет в себе еще одну серьезную опасность. Психо-семантический анализ изобразительных средств в Хеллоуине показал их несомненную связь с содержанием рисунков малолетних правонарушителей – подростков-убийц и самоубийц: их навязчивое рисование черепов, могильных крестов, виселиц, предметов пыток и орудий убийств. Этот анализ свидетельствует о том, что сходная семантика смерти как показатель определенной психологической готовности субъекта к ситуации насилия, влечет за собой его идентификацию либо с агрессором, либо с жертвой и конструирует соответствующие формы поведения.

Надо сказать, что настойчивое внедрение в сознание детей и молодежи темы смерти, умирания, никчемности жизни привело к тому, что Россия, которая в начале XX в. была на последнем месте в мире по количеству самоубийств, и прежде всего детских, сейчас оказалась на верхних ступеньках этой страшной статистики, при этом детские суициды все чаще приобретают групповой характер, и нижняя их граница – возраст 5-6 лет!

Таким образом, влияние такого мероприятия, как Хеллоуин на детское сообщество, особенно в стенах школы, ведет к росту неконтролируемых, девиантных форм поведения и к психопатологическим реакциям.

Соответственно:

– необходимо раскрыть педагогам подлинный смысл этого мероприятия и его последствий;

– считать недопустимым его проведение в стенах школы ни с учебно-воспитательной, ни с духовно-нравственной точек зрения;

– необходимо возродить в стенах школы формы традиционной игровой культуры детей и подростков;

– необходимо создавать новые формы совместных (дети-педагоги-родители) школьных праздников в соответствии с базовыми ценностями отечественной культуры (например, организовать конкурс на лучший проект праздника класса, школы 31 октября и пр.).

 

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ПАРА «ИГРУШКА-ИГРА» КАК ОСНОВА ВСЕОБЩЕЙ МОДЕЛИ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТЯ КУЛЬТУРЫ

Зыков М. Б. (Москва)

Кто внимательно следит за развитием празднично-игровой культуры, может заметить отсутствие в теоретических работах тесной связи между двумя понятиями – «игрушкой» и «игрой». Считается как бы само собой разумеющимся, что ребёнок «играет» игрушкой или «в игрушку», то есть наличие игрушки предполагает начало игры. Есть игрушка – будет и игра. Но вот логическая причинно-следственная цепочка в обратном направлении – «есть игра, значит есть и соответствующая ей, организующая её игрушка», – не столь очевидна.

В бытовом, организационном и спортивном словоупотреблении из факта наличия игры вовсе не следует факт присутствия игрушки как центра, стержня, организующего начало игры. Однако связь между понятиями «игра» и «игрушка» совершенно очевидна в русском языке (корень слов – один и тот же). Ещё более очевидна эта связь в других славянских языках, где слово «играшка» для обозначения «игрушки» прямо указывает на глагол «играть» (в русском языке смена буквы «а» на букву «у» несколько маскирует единство корней слов игрушка и игра).

Однако факт есть факт: в русскоязычной научной литературе теория игры, теория игрушки, теория празднично-игровой культуры не только существуют по-отдельности, но и разбегаются со временем. Безусловно, этому есть причина, причём причина фундаментальная. А потому выяснение этой причины может иметь большое значение для развития всех трёх упомянутых выше теорий. В этой работе я хотел бы обозначить свою позицию: нет игры без игрушки, нет игрушки без игры. Другими словами, игрой может быть названа только такая деятельность, которая есть играние игрушкой, особого рода манипулирование игрушкой, которой может быть лишь такой предмет, который служит для играния. Если нет игры, играния в данный момент и в данное время, то предмет, который обычно называют игрушкой, в данное время и в данном месте – не игрушка, а просто предмет с присущими ему физическими свойствами.

Концептуальная пара «игрушка-игра» принципиально неразлучима. Здравому рассудку это кажется чудом, волшебством каким-то. В самом деле, всякая игрушка есть физический предмет. Всякая игра есть формальный перечень правил этой игры. С какой стати этот физический предмет должен нерасторжимым образом соединиться с эти перечнем правил? Чудо такого соединения, это волшебство осуществляется волшебником – «играющим». Следует говорить не о «концептуальной паре», а о «концептуальной триаде»: ИГРУШКА – ИГРА – ИГРАЮЩИЙ (ИГРОК).

Интересно, что и про человека можно сказать, что он «игрок», лишь в тот момент, когда он играет. Попытка назвать его так в другое время, в другом месте, в другом контексте – всегда оскорбительна, по крайней мере, двусмысленна с возможностью дурного истолкования. Из этого следует, что родным лингвистическим гнездом для слова «игрок» является лишь триада «игра – игрок – игрушка». Из этих трёх слов самым «неудобным» для теоретической работы является слово «игрушка», поскольку на нём лежит печать пренебрежительности, несерьёзности, забавности. Это не очень хорошо, потому что при построении научной теории и без того хватает всевозможных препятствий на пути к истине, чтобы ещё испытывать мощное подсознательное давление не понятных до конца коннотаций.

Кому-то эти размышления покажутся плохими, «лёгкой добычей» «научной» критики. Но мне эта «игра в слова» кажется настолько серьёзной и уместной, что предлагаю научному сообществу создать и принять к использованию искусственный аналог бытовому понятию «игрушка» - понятие «игр». Тогда базовую понятийную триаду можно представить так: Игр – Игра – Игрок – Игр – Игра – Игрок – и т. д. Поскольку наука, научная коммуникация – дела международные, лучше взять буквы из латиницы, например, заменить «Игр» на Т (англ. Toy), «Игра» – на Е (англ. event) , «Игрок» – на Р (англ. player). Тогда принципиальная триада будет выглядеть так: Т – Е – Р – Т – Е – Р – и т. д.

При этом под «Т» я понимаю «предмет игры (игровой предмет, предмет, в который играют, например, футбольный мяч в футболе или обычную детскую куклу), под «Е» – процесс игры, под «Р» – игрока. Если воспользоваться грубой аналогией с физической теорий, то Т, Е и Р являются, по-отдельности, «атомами» теории празднично-игровой культуры, а триады {Т, Е, Р} – её «молекулами». Предлагаемый мною подход требует признать, что корректный научный дискурс по поводу любых Т, Е или Р возможен только при условии, что все три «атома» берутся в их неразрывном единстве, в виде цельной «молекулы», одномоментно.

Огромной теоретической проблемой является связь празднично-игровой культуры со всеобщей культурой. Обычно видят множество видов культуры, однако общая теория культуры ещё не построена. Мне представляется продуктивным вспомнить о столь характерном для марксистской философии учении о формах общественного сознания. Безусловно, сам термин «форма общественного сознания» не является корректным. Сознание неразрывно связано с языком и мышлением, терять сознание может лишь живой человек. Если же мы говорим, что сознание теряет общество, то, значит, мы вкладываем совсем другое содержание в понятие общественного «сознания», чем в случае «сознания» живого человека. Это не говорит о том, что марксистское учение ложно. Просто всё гораздо сложнее, и эту теорию, как и всякую другую, надо серьёзно развивать дальше. Но использование термина «сознание» весьма продуктивно хотя бы потому, что психология практически достоверно доказала, что сознание интенционально. То есть, что всякому субъективному сознанию соответствует внешний объективный, то есть не-субъективный предмет.

Индивидуальное сознание «развертывается» во взаимодействии – интенциональном – с внешним материальным (физическим) «своим предметом». Оно есть единство, триада Т, Е1 и Р1. Но Т может быть «своим предметом» и для любого другого индивидуального сознания, может стать частью другой триады – Т, Е2 и Р2, Т, Е3 и Р3 и т.д. В качестве Т может выступить физически произносимый человеком звук. В результате длительной «игры» в филогенетическом развитии определенной («национальной») группы людей («Что наша жизнь? – Игра!» – скажет Пушкин) звук или сочетание звуков могут превратится в слово, в «игрушку». Люди получат возможность «играть» в новую игру – человеческое вербальное общение. В онтогенезе ребёнка с превращением комбинации звуков в слова, в «речевые игрушки», происходит примерно то же самое. Ребёнок из животного преобразуется в человека, приобретая сознание в процессе «речевых игр». Сознание игрой и развёртывается. Поскольку сознание есть абсолютный базис индивидуальной человечности, а по самому генезису своему оно игрой в звуки и слова порождается и есть аутентичный результат этой игры, то игровая деятельность становится единственной «собственно детской» формой деятельности ребёнка во всех остальных жизненных проявлениях, при удовлетворении любых жизненных потребностей детского организма и формирующейся личностной индивидуальности.

По мере взросления игровой компонент личностного конструирования уходит в тень, «забывается», превращается в досознательное, подсознательное, бессознательное. Ребёнок превращается во взрослого человека. Многим кажется, что во взрослой жизни – уже не до игры. Однако, это не так. Человек – в качестве вечного «игрока» (Р) – пожизненно прикован к «оси» всей своей жизни – триаде {Т, Е, Р}, стремится пря всякой возможности и в любом месте слить в неразрывное единство самого себя («Я-игрока») со своей любимой «игрушкой» (моё второе «Я», «Я-игр») в процессе «моей любимой игры» («Я-игры»). Перефразируя слова А. С. Пушкина, можно было бы ответить на вопрос «Что наша жизнь?» так: «Жизнь человека есть деятельностная реализация сущностного потенциала триады {Т, Е, Р} в данное время, в данном месте и в предлагаемых обстоятельствах».

Двигаясь в заданном идейном направлении, можно надеяться получить весьма впечатляющие теоретические результаты в исследовании таких объектов и явлений, как человеческая любовь (во всех её вариантах), как коллективное сумасшествие, именуемое футбольным матчем, поведение покупателя в магазине (высший комплимент – «не вещь, а игрушка!», «просто игрушка!»), творчество, патриотизм, «вещизм», «общество потребления», алкоголизм, наркомания и даже международный терроризм.

Пришло время осознать поистине грандиозный философский и методологический потенциал исследований, направленных на познание законов и закономерностей того, что мы до сих пор называли очень торжественно, но слегка пренебрежительно «празднично-игровой культурой». Я советую всем людям, отдавшим свою жизнь игрушкам, играм и игрокам, вооружиться «третьим глазом» и посмотреть на мир всеми тремя широко открытыми глазами сквозь очки концептуальной триады {Т, Е, Р}.

 

ПЕРСПЕКТИВЫ СОЗДАНИЯ РЕСУРСНОГО ЦЕНТРА

НА БАЗЕ (В СОСТАВЕ) ЦЕНТРА ПРАЗДНИЧНО-ИГРОВОЙ

КУЛЬТУРЫ МГДД(Ю)Т

Мергес Т. М., Ткачев В. Н. (Москва)

В последнее время всё чаще учёные, педагоги, специалисты Центра празднично-игровой культуры и социокультурного развития (ПИК и СКР) Московского городского Дворца детского (юношеского) творчества (МГДД(Ю)Т) высказывают тревогу по поводу того, что дети стали меньше играть, игры стали менее содержательными. Одна из причин кроется в том, что игра, как важнейшее средство развития и воспитания ребёнка, недооценена в деятельности образовательных учреждений, наблюдается постепенное утрачивание педагогами методов организации детских игр. В образовательных учреждениях преобладает адаптационная, а не развивающая направленность педагогического руководства игрой.

Подвижные игры часто заменяются самостоятельной детской игрой, которая становится всё менее разнообразной. Педагоги и воспитатели больше наблюдают за детьми, чем организуют процесс игры. Также снизился уровень игровой культуры и в современных семьях. Многие народные игры вышли из употребления и забыты, что отрицательно сказывается на качестве нравственного и физического состояния детей. Недостаток подвижных игр приводит к снижению их двигательной активности, ухудшению здоровья, показателей физического развития.

Как показывает многолетний опыт работы Центра с образовательными учреждениями города Москвы, выросли целые поколения педагогов и родителей, не способных приобщить детей к традиционным народным играм, создать предметно-развивающую игровую среду для детей в соответствии с их потребностями, интересами и возрастными особенностями. По мнению заведующего Центром Пик и СКР С. В. Григорьева, «оптимальность и гармоничность игровой культуры не обеспечиваются естественным путём и требуют осуществления осознанной, научно выверенной стратегии развития игровой культуры» [1].

Выход из создавшейся ситуации заложен в программе развития МГДД(Ю)Т. На протяжении более полувека одним из стратегических направлений программы развития Дворца является социальная педагогика празднично-игровой культуры детства. Дворец инициировал разработку городских целевых комплексных открытых программ «Игра», «Праздники детства», «Московская игротека», «Педагогика игры», «Социальная педагогика детства», «Этнокультура детства» и других программ и проектов, ориентированных на развитие игровой и празднично-игровой культуры детей, педагогов, родителей, а также около 40 образовательных программ для детей и молодёжи от 6 до 18 лет. Одним из основных инновационных инструментов повышения эффективности реализации этих программ может стать Ресурсный центр (РЦ).

На современном этапе развития сферы образования РЦ получили широкое распространение. Необходимость их развития обусловлена и потребностями современных научных исследований, требующих объединения усилий территориально удалённых специалистов, наличия высокоскоростного обмена значительными объёмами информации» [2]. Большинство из таких центров действуют в сфере общего и профессионального образования, меньшее число – в сфере дополнительного образования. Что касается празднично-игровой культуры, то соответствующих специализированных ресурсных центров, полностью отвечающих современным подходам к их созданию, в Москве, да и в России в целом, выявить не удалось. Исторические основы создания ресурсного центра в сфере празднично-игровой культуры на базе Дворца были заложены Е. М. Минскиным, который в период деятельности с 1946 по 1987 гг. проводил большую организационно-методическую работу с внешкольными учреждениями Москвы, со школами и отдельными творческими педагогами – организаторами игротек.

Первым шагом в создании ресурсного центра в МГДД(Ю)Т явилось заседание Совета Дворца по празднично-игровой культуре в декабре 2010 г., которое было посвящено созданию ресурсного центра по празднично-игровой культуре в городе Москве. На заседание были приглашены руководители образовательных учреждений административных округов Москвы, с которыми на протяжении ряда лет сложилось взаимодействие в этой сфере. В ходе заседания руководители учреждений в своих выступлениях отметили уникальный опыт Дворца в сфере празднично-игровой культуры, его значимость для образовательных учреждений города Москвы, а также высокий уровень проведения празднично-игровых мероприятий Дворца и выразили готовность продолжать сотрудничество и участвовать во всех начинаниях Дворца. Подводя итоги состоявшегося обсуждения, директор Дворца Д. Л. Монахов отметил, что главной задачей ресурсного центра является взаимодействие с образовательными учреждениями административных округов города Москвы, которая может быть решена только при общей заинтересованности и совместных слаженных действиях.

Одной из наиболее важных стратегических задач на 2011 – 2012 уч. г. в Перспективном плане работы Центра празднично-игровой культуры и социокультурного развития МГДД(Ю)Т является «…усиление организационно-методического влияния на город – становление на базе Дворца городского ресурсного Центра по социальной педагогике игры, празднично-игровой культуре и социокультурному развитию современного мира Детства в системе ДОД» [3]. Ресурсный центр может стать эффективным инструментом развития профессионального и творческого потенциала сотрудников Центра, что также предусматривается Планом.

Обоснование необходимости создания ресурсного центра

по празднично-игровой культуре

К настоящему времени накоплен немалый опыт создания и работы ресурсных центров в образовании. Практика свидетельствует о различных правовых основах создания ресурсных центров: в форме самостоятельных юридических лиц и структурных подразделений существующих организаций, в том числе – образовательных учреждений. В частности, например, Ресурсный центр «Школьник-2», г. Новороссийска, ориентирован на дополнительное образование детей. Ресурсные центры имеют различную организационную структуру, обеспечивающую выполнение задач, для решения которых эти центры создавались.

Ресурсные центры до сих пор выполняли три основные функции:

– образовательная: реализация части программ профессионального образования, связанных с освоением современных производственных технологий, отвечающих организационно-экономическими технологическим условиям передовых предприятий и организаций отрасли (профиля), требованиям работодателей;

– методическая: учебно-методическое обеспечение образовательного процесса (программы, тесты, стандарты, разработки, экспертиза, методические рекомендации, повышение квалификации преподавателей, мастеров и т. п.);

– сервисная: информационная, информационно-аналитическая, маркетинговая, организационная их поддержка, обеспечение внешних связей и в сети в целом.

Образовательные учреждения имеют дело с четырьмя типами ресурсов: материальные, человеческие, финансовые и информационные. Специфическими и особо значимыми для образования оказываются человеческие и информационные ресурсы. Понятие образовательного ресурсного центра пока никак нормативно не закреплено, что обуславливает возникновения ряда юридическо-правовых сложностей. Их необходимо тщательно проработать при разработке учредительных и организационно-распорядительных документов центра.

В ходе реформирования системы образования, проводимой в настоящее время в Российской Федерации, среди основных тенденций рассматриваются вопросы так называемой «социокультурной модернизации образования». При этом, суть социокультурного подхода видится «…в признании социокультурного измерения не дополнительной, а одной из основных, фундаментальных характеристик образовательной практики» [7]. Представляя собой новое понятие и явление, социокультурная модернизация в образовании имеет, в то же время обоснование и подтверждение в мировой и отечественной образовательной практике, в деятельности отдельных стран и регионов, накопивших реальный опыт (Япония, «молодые азиатские драконы», Китай). В России первые шаги в социокультурной модернизации системы образования делает республика Саха (Якутия)» [8].

Основной целью деятельности Центра ПИКиСКР является «…создание организационно-педагогических условий для реализации образовательных программ и социокультурной развивающей деятельности в системе дополнительного образования, выявления и развития творческого потенциала детей» [9]. Центр, как одно из крупнейших подразделений Дворца, располагает уникальным опытом организации социокультурного воспитания детей и развития празднично-игровой деятельности, обширной материальной базой и богатым методическим обеспечением, а также - высококвалифицированным персоналом. Всё это может быть использовано более эффективно при расширении сферы деятельности Центра за счёт использования современных информационных технологий, более эффективных способов организации работы, применения научных основ в управлении этой деятельностью.

Как представляется, достичь этого можно через создание на базе Центра нового подразделения – ресурсного центра по празднично-игровой культуре как основного (в городе Москва) специализированного центра, помогающего образовательным учреждениям в обеспечении их необходимыми ресурсами при подготовке и реализации празднично-игровых мероприятий, отвечающих требованиям современных инновационных подходов к образованию.

Организация взаимодействия Ресурсного центра с потенциальными партнёрами не только Москвы, но и России в целом через специально создаваемый информационный интернет-портал будет способствовать росту влияния Центра ПИК и СКР на повышение уровня празднично-игровой культуры, а также позитивной социальной и нравственной ориентации детей и юношества России. В то же время создание упомянутого портала можно будет рассматривать как основной элемент городской сети празднично-игровой культуры – инициативного сообщества заинтересованных партнёров Центра ПИК и СКР в подготовке и проведении различных образовательных, воспитательных и культурно-просветительных мероприятий, а также в обмене информацией и опытом в данной сфере деятельности. Кроме того, создание такого ресурсного центра (при определённых учредительных и организационных решениях) могло бы явиться инструментом частичного самофинансирования деятельности Центра ПИК и СКР.

Цель и задачи ресурсного центра по празднично-игровой

культуре при МГДД(Ю)Т

Одной из основных целей создания Ресурсного центра, как представляется, должно стать повышение празднично-игровой культуры и социокультурного уровня в образовательном пространстве города Москвы. Конечно, на эту цель работает и весь Центр ПИКиСКР, но ресурсный центр при этом должен выполнять свои специфические функции, помогающие деятельности Центра ПИК и СКР.

В связи с этим, задачами Центра, могут, в частности, быть:

– развитие и обслуживание «Московской городской сети празднично-игровой культуры», системы взаимодействия в рамках Сети;

– распространение среди окружных управлений образования, педагогов образовательных учреждений, учащихся, родителей, а также студентов вузов и колледжей города Москвы информации о значении Центра и имеющихся технологиях, связанных с празднично-игровой культурой и социокультурным развитием;

– привлечение педагогов образовательных учреждений, учащихся, родителей, а также студентов ВУЗов и колледжей города Москвы к освоению технологий празднично-игровой культуры;

– предоставление образовательным учреждениям и специалистам города Москвы ресурсов, необходимых в их деятельности по повышению уровня празднично-игровой культуры и социокультурного развития среди учащихся, родителей и студентов;

– проведение мероприятий по практическому освоению учащимися, студентами, педагогами и специалистами города Москвы технологий празднично-игровой культуры;

– оказание практической помощи МГДД(Ю)Т в проведении праздничных мероприятий, в текущей работе по социокультурному развитию и повышению уровня празднично-игровой культуры среди детей и юношества города Москвы;

– аккумулирование достижений в сфере празднично-игровой культуры и социокультурного развития;

– осуществление мероприятий по пропаганде и внедрению в жизнь лучших достижений в сфере социокультурного развития и празднично-игровой культуры в образовательном пространстве города Москвы.

 


Основные направления деятельности ресурсного центра

 

Среди основных направлений деятельности Центра могут быть:

1) организационное направление:

– организация и координация сетевого взаимодействия Центра в рамках создаваемой Городской сети празднично-игровой культуры;

– организация подготовки и проведения совместных мероприятий в рамках Сети;

– организация взаимодействия с партнёрами и клиентами как в рамках Сети, так и за её пределами.

2) информационное направление:

– разработка и распространение информационных материалов среди руководителей и специалистов управлений образования города Москвы, специалистов образовательных учреждений, досуговых центров и пр.;

– создание информационных базы данных об опыте деятельности в сфере празднично-игровой культуры и социокультурного развития;

– создание системы информирования всех участников Сети о собранных базах данных;

– организация постоянного обмена информацией внутри Сети;

– организация системы информационного консультирования.

3)   кадровое направление:

– создание системы кадровой поддержки мероприятий в рамках Сети;

– организация системы повышения профессионального мастерства сотрудников Центра и образовательных учреждений;

– поддержка добровольного молодёжного игрового актива и волонтёрского сообщества в поддержку мероприятий, проводимых Центром ПИКиСКР.

4)   научно-методическое направление:

– разработка сетевых проектов на базе Центра;

– разработка научно-методических рекомендаций (по применению экспериментальных технологий, организации экспериментального и инновационного процесса, организации деятельности Центра и пр.);

– оказание методической, консультационной и практической помощи партнёрам и клиентам Центра в подготовке и реализации мероприятий в сфере празднично-игровой культуры и социокультурного развития;

– организация и проведение конференций, круглых столов, совещаний по вопросам празднично-игровой культуры и социокультурного развития.

5)   инновационное направление:

– поиск и реализация инновационных направлений и форм деятельности в сфере празднично-игровой культуры и социокультурного развития;

– поиск и реализация инновационных форм организационно-функциональной структуры Центра;

– осуществление маркетинговых исследований, включая рекламно-информационную работу, среди потенциальных партнёров и клиентов Центра о его целях, ресурсных возможностях и мероприятиях.

6)   ресурсное направление:

– создание, обновление и поддержание в рабочем состоянии ресурсов, необходимых для решения задач Центра;

– предоставление заинтересованным партнёрам и клиентам Центра имеющихся ресурсов;

– ресурсная поддержка мероприятий, проводимых МГДД(Ю)Т при подготовке и проведении празднично-игровых мероприятий.

7)   практическое направление:

– участие в мероприятиях, проводимых партнёрами и клиентами Центра в сфере празднично-игровой культуры и игровых технологий;

– проведение празднично-игровых мероприятий по заказам партнёров и клиентов.

Основные ресурсы ресурсного центра

Ресурсный центр для обеспечения решения своих задач должен обеспечивать формирование и поддержание следующих основных видов ресурсов:

Наименование вида ресурсов

Содержание ресурсов

Назначение ресурсов

Методические

Методические рекомендации и методические разработки

Подготовка празднично-игровых мероприятий Центра ПИК и СКР, партнёров, клиентов и пр.

Сценарии празднично-игровых мероприятий и пр.

Информационные

Базы данных по имеющимся в Центре ресурсам

Подготовка празднично-игровых мероприятий специалистами Центра, партнёров и клиентов

Интернет-портал РЦ

Широкое информирование общественности о возможностях Центра, проводимых и предстоящих мероприятиях, коммуникация с партнёрами

Полиграфическая продукция рекламно-информационного характера по празднично-игровым мероприятиям, игровым технологиям

Проведение рекламно-информационной работы о деятельности Центра

Базы данных о ресурсах, используемых в празднично-игровых мероприятиях других участников «Городской сети празднично-игровой культуры» города Москвы, партнёров и клиентов РЦ

Хранение, обновление и представление информационных и нормативных материалов

Система взаимодействия РЦ с партнёрами в сфере празднично-игровой культуры *

Расширение и поддержание с деловых связей партнёрами

Материально-технические

Игровой инвентарь

Подготовка празднично-игровых мероприятий специалистами ресурсного центра, партнёров и клиентов

Костюмы для празднично-игровых мероприятий

Аппаратура для проведения празднично-игровых мероприятий

Вычислительная и офисная техника

Фото и аудиотехника

Кадровые

Методисты, педагоги-организаторы, педагоги дополнительного образования и др. специалисты по подготовке и проведению празднично-игровых мероприятий и реализации игровых технологий

Методическая, консультационная и практическая помощь партнёрам и клиентам Центра при подготовке празднично-игровых мероприятий.

Проведение мероприятий, организуемых Центром и Дворцом

Методисты по развитию деятельности ресурсного центра

Исследование, моделирование, прогнозирование и разработка перспективных направлений верификации деятельности ресурсного центра

* Примечание: система взаимодействия может включать в себя следующие сферы (контуры управления):

– внутренний (взаимодействие РЦ с другими подразделениями Дворца);

– городской верхний (взаимодействие РЦ с Департаментом образования, окружными управлениями образования города Москвы);

– городской нижний (взаимодействие Центра РЦ с учреждениями образования, общественными объединениями, специалистами, семьями гор. Москвы);

– межрегиональный верхний, международный (взаимодействие РЦ с Управлениями образования субъектов Российской Федерации и стран снг);

– межрегиональный нижний (взаимодействие РЦ с учреждениями образования, общественными объединениями, специалистами субъектов РФ и стран снг).

Система должна функционировать на всех этапах подготовки и проведения мероприятий (планирование, подготовка, проведение, учёт, анализ) как для циклически повторяющихся мероприятий, так и для разовых, и должна включать в себя следующие направления взаимодействия:

– информационное (обмен информацией);

– организационное (осуществление совместных и скоординированных организационных мер по подготовке и проведению празднично игровых мероприятий).

Система должна включать все необходимые виды обеспечения: организационное, информационное, материальное и финансовое.

Ресурсная база РЦ может формироваться из следующих источников:

– собственные средства (все виды ресурсов);

– партнёры и клиенты (ресурсы, передаваемые Центру на постоянной и временной основе партнёрами и клиентами);

– средства массовой информации (информационные ресурсы) и др.

Варианты юридического оформления ресурсного центра

 Учреждение Центра может быть осуществлено в следующих вариантах, имеющих свои достоинства и недостатки:

 

Варианты

учреждения

ресурсного центра

Достоинства

(с точки зрения

Дворца)

Недостатки (с точки зрения Дворца)

Центр в форме структурного подразделения Дворца (Центра ПИК и СКР)

Высокий уровень влияния на управляемость Центра со стороны Центра ПИК и СКР, на формирование программ его деятельности.

Максимальные возможности Дворца по комплектованию кадров Центра, по формированию и использованию его финансовых и материальных средств

Ограничения на штатную численность Дворца.

Дополнительная нагрузка на бухгалтерию и кадровую службу Дворца.

Ограниченность финансовых средств Дворца

 

Центр в форме некоммерческой организации с правами юридического лица, учредителем которого является Дворец

Высокий уровень влияния на управляемость Центра со стороны Центра ПИК и СКР, на формирование программ его деятельности.

Максимальные возможности влияния Дворца по комплектованию кадров Центра.

Отсутствие у Дворца ответственности по долгам Центра

Необходимость разработки комплекта юридическо-правовых документов по взаимодействию ресурсного центра и Центра ПИК и СКР в процессе подготовки и реализации совместных мероприятий и использованию ресурсов

 

Центр в форме некоммерческой организации с правами юридического лица, учредителем которого не является Дворец (или является одним из соучредителей)

Отсутствие у Дворца ответственности по долгам Центра

Низкий уровень влияния на управляемость Центра со стороны Дворца (Центра ПИК и СКР), на формирование программ его деятельности.

Минимальные возможности влияния Дворца по комплектованию кадров Центра.

Центр в форме коммерческой организации с правами юридического лица, основным соучредителем которого является Дворец

Высокий уровень влияния на управляемость Центра со стороны Центра ПИК и СКР, на формирование программ его деятельности.

Максимальные возможности Дворца по комплектованию кадров Центра.

Отсутствие у Дворца ответственности по долгам Центра.

Часть прибыли зарабатываемой Центром, будет перечисляться Дворцу на его нужды

Наличие ограничений прав у Дворца на учреждение коммерческих организаций (?)

 

Центр в форме коммерческой организации с правами юридического лица, основным соучредителем которого не является Дворец

Наличие у Центра прав на решение вопросов формирования и использования своих финансовых и материальных средств.

Отсутствие у Дворца ответственности по долгам Центра.

Часть прибыли, зарабатываемой Центром, будет перечисляться Дворцу на его нужды

Низкий уровень влияния на управляемость Центра со стороны Центра ПИКиСКР, на формирование программ его деятельности, на комплектование кадров Центра

 

Приведённые выше особенности вариантов учреждения Центра должны быть более детально оценены при проработке его юридическо-правового статуса. Следует отметить, что при разработке проекта создания Центра должен быть выбран такой вариант, при котором будет обеспечен достаточно высокий уровень влияния Дворца на управление Центром.

Ресурсный центр как объект права представляет собой имущественный комплекс, включающий оборудование, программно-аппаратные средства, информационные ресурсы, предназначенные для информационно - технологического обеспечения сферы образования. Управление деятельностью и обслуживание ресурсного центра, в основном, осуществляется за счёт кадрового потенциала учреждения, на базе которого он базируется.

Управление ресурсным центром

При построении организационно-функциональной структуры управления Центром следует учитывать следующее:

– система управления Центром должна, с одной стороны, быть органической частью системы управления создаваемой городской сетью празднично-игровой культуры, с другой стороны – частью системы управления Центром ПИКиСКР;

– состав структурных подразделений Центра зависит от выбранного варианта учреждения РЦ;

– желательно систему управления Центром выстраивать с использованием основных кибернетических принципов, предложенных выдающимся учёным-практиком кибернетиком Стаффордом Биром в книге «Мозг фирмы» [10], в частности, с выделением уровней управления, приведённых на следующем рисунке:

Недостаточное внимание к кибернетическим принципам организации управления влечёт за собой перегрузку высших руководителей несвойственными мелкими функциями, «раскачиванию» организации под влиянием различных внешних и внутренних факторов. В качестве одного из возможных вариантов построения кибернетически организованного управления (в случае создания ресурсного центра – не структурного подразделения Дворца) приведён на рис. 1.

 

Рис. 1. Организация управления ресурсного центра в варианте,

когда он не является не структурным подразделением Дворца

Анализ имеющихся предпосылок для создания ресурсного центра

В последние годы в деятельности Центра ПИКиСКР, как ведущего подразделения Дворца по празднично-игровой культуре, реализуется одно из важнейших направлений – создание и методическое сопровождение постоянно действующей системы взаимодействия (далее – «Система») Центра с подразделениями Дворца с образовательными учреждениями города Москвы в сфере развития празднично-игровой культуры.

Взаимодействие осуществляется на нескольких уровнях:

– с окружными управлениями образования и методическими центрами;

– с образовательными учреждениями, в которые входят школы, учреждения дополнительного образования, среднего и высшего профессионального образования;

– с учреждениями системы Департамента семейной и молодёжной политики (Центры социального обслуживания населения, работающие с социально незащищёнными семьями);

– с учреждениями образования, общественными объединениями, специалистами субъектов Российской Федерации и стран снг.

Создана и постоянно расширяется база данных по вышеуказанным учреждениям, с помощью которой осуществляется информирование о планируемых мероприятиях и формах участия в них образовательных учреждений. Проводится организационно-информационная работа с помощью рассылки материалов по электронной почте, участия в совещаниях методических центров окружных управлений образования и др. В настоящее время взаимодействие в разной степени налажено со всеми округами, кроме города Зеленограда по причине его значительной удалённости от Дворца. Наибольшую заинтересованность в сотрудничестве с Дворцом проявляют учреждения Северо-Восточного, Юго-Западного, Центрального округов, в меньшей степени – Северо-Западного, Юго-Восточного округов.

С помощью специалистов методических центров окружных управлений образования осуществляются различные формы взаимодействия, в частности – совместное проведение городских конференций и семинаров. Примером может служить городская научно-практическая конференция «Путешествие XXI века к планете Земля: экология и культура», проводимая в течение трёх лет Центром ПИК и СКР совместно с Северо-Восточным окружным управлением образования, Московским отделением Союза художников РФ, Центром образования «Школа здоровья «№ 287». По итогам конференции лучшие работы секции «Празднично-игровая культура» были рекомендованы и представлены на конференциях «Мир игры глазами учащихся-исследователей» в рамках Московской Недели игры и игрушки, открытых конференциях исследовательских и проектных работ детей и юношества «Путь поколений» и других конференциях Дворца.

Примером успешного взаимодействия Центра с Северным окружным управлением образования является окружной двухдневный выездной семинар на базе детского образовательно-оздоровительного центра «Команда», организованный по инициативе сотрудников Центра ПИК и СКР совместно с отделом дополнительного образования и воспитывающей деятельности Северного окружного управления образования города Москвы. Тема семинара: «Новые формы и методы работы школы по социально-психолого-педагогическому сопровождению учащихся в образовательном процессе в условиях модернизации образования». В нём приняли участие 63 человека из 37 образовательных учреждений Северного административного округа: заместители директоров по социальной защите, социальные педагоги, педагоги-психологи. Это было первое совместное мероприятие Центра ПИК и СКР и Методического Центра Управления образования Северного административного округа. Мы почувствовали интерес участников семинара к игровым технологиям, заинтересованность в применении их в своей практической деятельности. Уже в ходе семинара педагоги нескольких школ обратились к нам с предложениями по оказанию им методической и практической помощи по проведению школьных мероприятий.

В течение полутора лет, прошедших после проведения семинара интерес педагогов Северного округа к игровым технологиям не угасает. Они являются непременными участниками семинаров-практикумов Центра ПИК и СКР по игровым технологиям, слушателями курсов повышения квалификации, организованных Центром совместно с МИОО на базе игротеки Центра. Эффективным результатом семинара является заметный рост числа заинтересованных педагогов и детей данного округа в мероприятиях Центра ПИКиСКР и Дворца и участие в них игровых коллективов школ, изготовления игрового инвентаря по методикам сотрудников Центра педагогами-участниками семинара с привлечением родителей, проведение ими дворовых игровых программ для детей своей семьи и других детей по месту жительства и др. Семинар проводился в начале 2010 г. Он прошёл на высоком профессиональном и эмоциональном уровне, ходе которого сформировалась команда единомышленников – друзей игры.

Складывается тенденция расширения круга учреждений разного уровня, заинтересованных во взаимодействии с Центром ПИК и СКР на договорной основе. В соответствии с соглашениями, большинство школ и др. учреждений проявляют заинтересованность в оказании им методической и практической помощи в формировании детского игрового актива, в создании и развитии игротек, в изготовлении и комплектовании игрового инвентаря. Они, в свою очередь, участвуют в мероприятиях Центра ПИК и СКР и Дворца с целью развития празднично-игровой культуры детей, педагогов и родителей.

Несомненный рост числа заинтересованных партнёров является результатом целенаправленной, системной работы с округами города Москвы по привлечению к участию в мероприятиях Центра и Дворца. Этому способствует также высокий уровень проведения регулярных мероприятий Центра в течение учебного года, пользующихся большой популярностью среди детей и взрослых города Москвы: научно-познавательной программы «Бастион науки», конкурса игрового конструирования «КриКоКо», ежемесячных клубных встреч «Головоломки собирают друзей» и др.

Но самым ярким и значительным праздником, который дети, по словам родителей, ждут целый год, является Московская Неделя игры и игрушки, которая проводится во Дворце с 1950 г. Сравнительный анализ по всем показателям посещаемости праздника в последние годы показывает явную динамику роста, в том числе, наблюдается рост числа образовательных учреждений всех округов города Москвы – участников праздника, работающих с детьми с ограниченными возможностями, социально незащищёнными семьями, общественными объединениями.

Если Неделя игры и игрушки – традиционное мероприятие, то игровой Фестиваль «Гагаринская весна» проводится Центром с 2008 г. Одна из задач Фестиваля – популяризация народных игр и забав периода детства первого космонавта Ю. А. Гагарина. Фестиваль становится традиционным и любимым детьми. Гагаринский Фестиваль помог выявить новых заинтересованных партнёров – директоров образовательных учреждений, классных руководителей, родителей.

Ещё одним ресурсом, развитием которого занимаются специалисты Центра, является привлечение к проведению празднично-игровых мероприятий Центра и Дворца студентов вузов и колледжей. На протяжении нескольких десятилетий проводились мероприятия по участию педагогических колледжей города Москвы в рамках программы производственного обучения в традиционной Неделе игры и игрушки. С целью повышения уровня празднично-игровой культуры студентов – будущих педагогов и воспитателей образовательных учреждений – на основе использования опыта и достижений Центра Празднично-игровой культуры проведена разработка и начата реализация в 2010 г. (в течение учебного года) в педагогическом колледже № 5 Программы совместной деятельности Центра ПИК и СКР МГДД(Ю)Т с педагогическими колледжами города Москвы по повышению уровня празднично-игровой культуры студентов.

В 2009 г. в Центре начал формироваться студенческий игровой актив с участием студентов МГУ. Первыми участниками актива стали студенты психологического факультета МГУ. К настоящему времени состав студенческого актива значительно расширился и включает студентов педагогических университетов и колледжей, а также гуманитарного колледжа информационно-библиотечных технологий № 58.

Таким образом, студенческий актив можно рассматривать как форму волонтёрского ресурса, который также можно включить в состав ресурсного центра для использования не только в мероприятиях, проводимых Центром и Дворцом, но и в мероприятиях других заинтересованных учреждений с предварительной проработкой организационных, юридических и финансовых вопросов.

В своё время ещё Е. Н. Минскин искал и привлекал людей, увлечённых игровыми приёмами и технологиями в разных сферах. И сегодня в развитии системы взаимодействия важное место уделяется расширению многолетних контактов с высококвалифицированными специалистами в сфере празднично-игровой и воспитательно-игровой деятельности. В частности, установлены деловые контакты с детским поэтом, членом Союза писателей РФ Н. В. Пикулевой – автором нескольких книг с игровыми приёмами, С. Б. Борисовым, доктором культурологии, кандидатом философских наук, профессором кафедры культурологии Шадринского государственного педагогического института, членом Союза российских писателей. Также устанавливаются контакты и с другими людьми, разных профессий, которые могут внести свой вклад в развитие игровой культуры.

Краткий анализ опыт работы Центра ПИК и СКР по использованию имеющихся и создаваемых ресурсов даёт основания считать, что имеющийся ресурсный потенциал может служить достаточной базой для работы ресурсного центра на начальном этапе. В последующем, в процессе работы ресурсного центра должны быть проведены системные исследования по максимальному развитию его ресурсный базы и форм её использования, что позволит более эффективно развивать основные направления деятельности по празднично-игровой культуре.


Московская городская сеть празднично-игровой культуры

В соответствии со сложившейся методологией и практикой создания ресурсных центров такие центры являются основой соответствующей сетевой структуры, поддерживаемой с помощью современных средств информационной коммуникации. Такие сети создаются по конкретным сферам деятельности и способствуют распространению ресурсов, имеющихся в центральном звене сети – ресурсном центре. Центральным информационным ядром и одновременно информационным ресурсом Центра, как правило, является его вэб-сайт в Интернете.

Предлагаемая Московская городская сеть празднично-игровой культуры рассматривается как средство повышения эффективности деятельности ресурсного центра празднично-игровой культуры, в которой он выступает в качестве центральной ресурсной базы для аккумулирования и распространения опыта реализации празднично-игровых мероприятий и игровых технологий в сфере дополнительного образования города Москвы.

Потенциальными участниками Сети являются;

– Центр ПИК и СКР;

– методические центры окружных управлений образования города Москвы;

– учреждения общего, профессионального и дополнительного образования города Москвы;

– негосударственные организации дополнительного образования города Москвы;

– коммерческие компании, специализирующиеся на производстве и реализации товаров и услуг, используемых при проведении празднично-игровых мероприятий;

– специалисты, педагоги и частные лица, занимающиеся подготовкой и проведением празднично-игровых мероприятий и программ.

В составе участников могут быть:

– партнёры (соучастники формирования ресурсной базы РЦ, подготовки и реализации празднично-игровых мероприятий и программ);

– клиенты (получатели услуг РЦ по формированию их ресурсной базы, по подготовке и реализации празднично-игровых мероприятий и программ на договорных условиях).

Включение участников в Сеть, предоставление им ресурсов должно осуществляться на основании договоров, которые должны быть разработаны в ходе реализации проекта создания ресурсного центра после определения его юридическо-правовой основы. Анализ существующей теории и практики деятельности ресурсных центров в системе образования даёт основание сделать вывод о новых возможностях, предоставляемых ресурсными центрами, как специализированными инструментами, для повышения эффективности работы учреждений дополнительного образования.

Поскольку предлагаемый ресурсный центр представляет собой совокупность различных видов ресурсов, управляемых квалифицированными специалистами (сотрудниками ресурсного центра), данный центр можно рассматривать не только как эффективный инструмент, но и как субъект в системе управления образовательным процессом, его совершенствованием – как элемент современной «парадигмы обучаемой организации» [11], как самоорганизующаяся система, способная из множества параметров выбрать ведущие («параметры порядка») и обеспечивать успешное развитие организации с наименьшими затратами. Это открывает новые возможности для прогнозирования будущего в сфере празднично-игровой культуры детей и юношества, организации успешного развития данного направления деятельности Дворца.

Кроме того, следует отметить, что перед ресурсным центром, специализирующимся на игровых технологиях, открывается возможность применения его методологии во многих сферах жизнедеятельности общества: в науке, образовании, различных отраслях хозяйственной деятельности.

Список литературы:

1. Григорьев С. В. Игра и самосознание культуры. – М.: «Московия», 2005. – С. 244-245.

2. Кулагин В. П. Задачи создания и перспективы развития ресурсных центров сферы образования. http://tm.ifmo.ru/tm2004/src/329d.pdf

3. Перспективный план работы Центра празднично-игровой культуры и социокультурного развития МГДД(Ю)Т на 2011 – 2012 уч. г.

4. Ресурсный центр ГОУ НПО ПУ – 47 Краснодарского края, http://www.pu-47.ru/resourse/

5. Ресурсный центр по инновационному менеджменту негосударственного образовательного учреждения «Агентство Интеллектуальные Ресурсы», г. Москва, http://nrc.edu.ru/

6. Ресурсный центр Центра дополнительного образования детей «Школьник-2», г. Новороссийск, http://shkolnik2.edusite.ru/p1aa1.html

7. Модернизация образования: социокультурная альтернатива. Учительская газета. 21.09.2010. http://www.ug.ru/archive/36904

8. Там же.

9. Глоссарий по социокультурному подходу к развитию системы образования и его социокультурной модернизации, http://setilab.ru/modules/ article/view.article.php/255

10. Бир C. Мозг Фирмы. – М., Едиториал УРСС. 2005.

11. Малинецкий Г. Г. Мировая динамика и модернизация России. Сборник: Проекты и риски будущего. Концепции, модели, инструменты, прогнозы. – М.: КРАСАНД. 2011. – С. 388.


ИГРОВОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ КАК СРЕДСТВО

ОРГАНИЗАЦИИ ИГРОВОЙ СРЕДЫ

Кожевников Д. Н. (Москва)

Можно ли использовать игровое конструирование не только как вид детской деятельности, но и для организации игровой среды? Поиск и практическая проверка способов использования игрового конструирования для организации игровой среды ведется с 2006 г. на базе игротеки МГДД(Ю)Т педагогами и методистами отдела ПИКи СКР. Одной из форм ведущегося исследования является конкурс игрового конструирования «КриКоКо». Постановка разнообразных задач конструирования, использование различных форм и способов проведения конкурса позволяют сделать некоторые выводы:

1. В современных условиях возрастает значение игровой среды. Современные условия сопровождаются современными проблемами: потеря ребенком дворового и разновозрастного коллектива; информационная агрессия со стороны ТВ, СМИ и медиа средств; появление анти-игрушек. Перечисленные проблемы или тенденции можно компенсировать, используя скрытые возможности игровой среды. То есть необходимо более полно реализовывать потенциал игровой среды как основного посредника между ребенком и воспитателем (или взрослым). Для этого требуется существенное увеличение функциональных возможностей игровой среды.

2. Расширение возможностей игрового конструирования подразумевает активизацию в процессе игрового конструирования различных видов детской деятельности: конструирования, моделирования, игр с правилами, игры на компетенцию, шансовых игр, ролевых игр, исследовательской деятельности, знаково-символической и нормативной деятельности.

Как мы знаем, игровое конструирование относятся к продуктивным видам детской деятельности (также к ним относится рисование, лепка, аппликация, создание разного рода поделок и макетов из природного и бросового материала). Моделирующий характер продуктивной деятельности позволяет по личному усмотрению отражать окружающую действительность, создавая материальные изделия, что положительно влияет на развитие воображения, образного мышления, и творческой активности. Конечно, в своих игровых действиях дети не разделяют виды деятельности, а действуют, проговаривая и изобретая новые правила и события персонажей вслух.

Практическое использование игрового конструирования и моделирования для создания игровой среды проводилось и продолжается в форме конкурсов «КриКоКо» сотрудниками РИПИК при Игротеке МГДД(Ю)Т. Конкурсные изделия оценивались с учетом возрастных групп:

·  дошкольная группа (4-6 лет) под девизом «Играем вместе с родителями»;

·  младшая возрастная группа (подготовительная группа и учащиеся 1 класса);

·  начальная школьная группа (учащиеся 2-4 классов);

·  средняя школьная группа (учащиеся 5-8 классов);

·  старшая школьная группа (учащиеся старших классов).

Исследования, проведенные работниками Игротеки, показали возможность слияния различных видов детской деятельности на фоне ведущей продуктивной деятельности – игрового конструирования как в младших и средних, так и в старших возрастах. Такой вывод сделан на основе анализа детской деятельности по конструированию и моделированию, в рамках конкурсов «КриКоКо 2008, 2009, 2010». Одним из итогов конкурсов явилось наблюдение того, как игровая детская деятельность, начинаясь как продуктивная, пространство-образующая, конструктивная (составление объемных контурных моделей и композиций), в последующих этапах конкурса развивается как сюжетная и ролевая игра (созданы игровые персонажи, действующие в выдуманном с фантазией мире), а также как игра с правилами, нормативная и знаково-символическая деятельность (при использовании как известных, так и вновь созданных образов и повествований).

3. Проектирование игровой среды с учетом синтетического использования игрового конструирования (то есть с учетом изменения характера продуктивной игровой деятельности). Сложно достичь системного характера игровой среды для разных видов детской деятельности. Пока таких примеров мы не знаем, однако синтетические качества игрового конструирования представляют нам дополнительные возможности для создания полноценного игрового пространства с большим игровым потенциалом.

Для реализации игрового потенциала потребуются методики использования игр и рекомендации по их использованию в зависимости от возраста и особенностей развития ребёнка, учитывающие разный уровень развития и мотивирования детей-участников игрового процесса. Сама по себе задача наиболее полного использования разнообразия игр для реализации дифференцированного подбора игр для ребёнка (например, на основе тестовых игр) является непростой и не всегда очевидно решаемой. А использование игр в рамках продуктивной моделирующей деятельности придает ей специфические особенности. В рамках продуктивной деятельности необходимо предусмотреть чередование родов детских деятельностей и разделения по типам активности.

Ожидаемый результат такого подхода – это не только умения, приобретённые ребёнком, но и его возросшие познавательные способности, возросшая информированность и компетенция.

4. Поддержка игровой деятельности синтетического характера (расширенного игрового конструирования) с помощью создания и использования игровых сценариев разных видов (разной степени детерминирования) в качестве специального методического обеспечения игровой деятельности. Для реализации потенциала синтетического использования игрового конструирования будем использовать (создавать новое) специфическое методическое сопровождение игровых предметов – игровые сценарии. Под игровым сценарием понимаем последовательность игровых действий ребенка, изложенная образным, текстовым или образно-текстовым способами (подкрепленная при необходимости аудио или другим кинестетически ориентированным способом), предназначенная для взрослого, играющего с ребенком или ребенка, читающего картинки и текст.

К игровым сценариям предъявляются специфичные требования, отличающие их от методических рекомендаций. Игровые сценарии должны раскрывать различные уровни коммуникации, или способы взаимодействия: ребенка с игровым предметом, ребенка (или детей) со взрослым в процессе игры, группы детей с игровым предметом (и детей друг с другом). Традиционное понимание сценария предполагает описание мест и поведения, слов и диалогов персонажей разворачивающегося действия.

Таким образом, мы приходим к выводу, что под игровым сценарием понимается особого рода методическое сопровождение игрушек и игровых предметов, направленное не только на объяснение и организацию возможных действий с предлагаемым предметом, но и на включение этого предмета в круг более широкого взаимодействия, полностью не предопределенного. Игровой сценарий становится неотъемлемой частью игры, в которой игровой предмет призван способствовать реализации основных развивающих целей и задач.

Мы предполагаем активное использование различных видов игровых сценариев в работе по созданию полноценного методического обеспечения предметно-игровой среды для влияния на детскую познавательную активность. Необходимо формализовать альтернативные игровые сценарии из числа опытных: делиться опытом, записывать, проверять и публиковать результаты. Эта работа только начинается и ведется педагогами дополнительного образования под руководством заведующей методического кабинета центра ПИК и СКР И. В. Добровой.

5. Проблема создания и управления действиями детского коллектива в условиях использования различных (в том числе слабо детерминированного и свободного) игровых сценариев. При использовании игровых сценариев (в том числе слабо детерминированного и свободного) необходимо учитывать особенности практического управления детским коллективом. Решение психолого-педагогической и мотивационной проблемы практического управления детским коллективом зависит не только от качества игровой среды, но и способов и методов её использования (в том числе и от «человеческого фактора»). Однако, как мы предполагаем, правильно организованная игровая среда является основой и своего рода «платцдармом» для её решения.


СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РАЗВИТИЯ ИНДУСТРИИ РАЗВЛЕЧЕНИЙ В РОССИИ

(1991/1992 – 2011 гг.)

Восков С. А. , Григорьев И. С. (Москва)

Социокультурное и психологические пространства жизнедеятельности человека включают игросферу с ее многообразными игровыми проявлениями. Индустрия развлечений является важным элементом для общества. Она имеет миллиардные обороты и немалые прибыли, являясь хорошим бизнесом. Такие слова справедливы, если говорить о той ситуации, которая была в 1990-х гг. в европейских странах и США. На постсоветском пространстве ситуация была иной. «Само понятие «индустрия развлечений» достаточно широко и до настоящего времени, у него нет и четкого определения», – пишет Ю. В. Темный, подготовивший одну из первых в России монографию по этой проблеме – сегменту индустрии туризма – как считает автор. Книга названа: «Индустрия развлечений: состояние, особенности менеджмента», подготовлена и отрецензирована в Камском государственном политехническом институте и издана в Набережных Челнах в 2005 г. [1, 9].

В настоящее время, как правило, к индустрии развлечений относят предприятия, организации и учреждения, основная деятельность которых связана с удовлетворением потребностей людей в развлечениях. Таким образом, к предприятиям индустрии развлечений относят те предприятия, у которых ярко выражен развлекательный характер деятельности. Это могут быть разнообразные зрелищные предприятия: цирки, зоопарки, игротеки, аттракционы, лунопарки, театры, кинотеатры, концертные организации и коллективы (предприятия шоу-бизнеса). Сюда могут быть отнесены и предприятия, организующие спортивно-зрелищные мероприятия, а также организации с целью развлечения – занятия физической культурой (например, в бассейнах, спортивных залах, клубах и пр.). С развлечениями могут быть связаны и некоторые предприятия культуры (библиотеки, музеи, выставки). Особое место среди перечисленных предприятий занимают и предприятия игорного бизнеса, игровые автоматы, бега и тотализаторы. В журнале «Игромания» автор А. Семенов поднимает вопрос о проблемах индустрии развлечений. Этот вопрос особо интересен, учитывая прошедшие двадцать лет с ее возникновения в современном виде.

 Для того, чтобы определить момент рождения индустрии интерактивных развлечений, автор предлагает рассмотреть несколько важных для нее дат. Первым успешным проектом можно считать увидевший свет 6 июня 1984 года всем известный «Тетрис», созданный Алексеем Пажитновым. «Тетрис» до сих пор является одним из самых коммерчески успешных проектов во всем мире, но его стоит считать явлением исключительным. Компании, занимающиеся разработкой в этой сфере, стали появляться только в 1991 г.: «1С» и NIKITA. «1С» – на сегодняшний день крупнейший игровой дистрибьютер, который добился успеха и смог набрать оборот за счет продаж программ, используемых в бизнес-сфере. NIKITA занималась непосредственно разработкой игровой продукции, но были вынуждены продавать ее заграницей, так как продажи на территории СНГ были слишком скромными. Еще одним значимым событием является 1992 год, когда в Санкт-Петербурге состоялась первая выставка «EELEX-92», посвященная актуальным проблемам игорного и развлекательного бизнеса. Один из авторов непосредственно участвовал в работе этой выставки. Это событие является важным, так как практически открыло этап институционализации игорного бизнеса в России.

С 1997 г. выставка проходит в Москве, а на ее открытии присутствовал заместитель мэра Москвы Иосиф Орджоникидзе. «Предзакатным» расцветом можно назвать 2007 г., когда выставка стала крупнейшей в России и странах СНГ. Она оказалась третьей по уровню значимости в мире, уступив лишь всемирно известной «Global Gaming Expo», проходящей в Лас-Вегасе, и лондонской «International Casino Exhibition».

В России начала 1990-х гг. фактически произошел распад существовавшей индустрии развлечений: многие кинотеатры, парки аттракционов, спортивные сооружения закрывались, а уровень дохода населения снижался. Роль телевидения в досуге сильно возросла, так как оказывалась доступной широким слоям населения. Тем не менее, существовало отставание от западных стран по разнообразию видов и форм развлечений. Сложившаяся ситуация в индустрии и общая ее отсталость привели к появлению значительных особенностей развития в России, проявившихся сразу и проявляющихся спустя 20 лет.

В настоящее время игра перестала быть исключительно детским видом деятельности. «В наши дни игра становится образом жизни миллионов взрослых. Выходит, мы играем, а не живем?» [1]. Взрослые тоже играют, но предметом их игр являются не детские игрушки, а формы общения и досуга, политика, экономика, социальные процессы. Действительно, многие исследователи говорят об играизации общества, внедрении принципов игры в прагматические жизненные стратегии [2]. При этом индустрия развлечений, включающая в себя разнообразные виды игр, сама может оказываться не только бизнесом, но и в каком-то смысле игрой.

Если рассматривать индустрию игры как бизнес, то стоит заметить следующие ее особенности в России. В отечественной индустрии развлечений, как в прошлом, так и в настоящий момент, разработчикам тяжело конкурировать с качественной зарубежной продукцией. Это не позволяет набрать опыт создания и продвижения качественных проектов. Для того, чтобы оставаться коммерчески выгодными, издательства вынуждены заниматься продажей массово создаваемых продуктов с низкой себестоимостью или же локализацией. В настоящий момент активно развиваются те части индустрии развлечений, которые занимаются локализацией и пытаются адаптировать западные бизнес модели. Хорошим примером может послужить компания «Мир хобби», которая является одним из крупнейших отечественных издателей настольных игр, но помимо этого за 7 лет существования выпустила 10 крупных собственных проектов. По данным журнала Forbes, рынок настольных игр является перспективным и в настоящий момент, по мнению экспертов, закрыт лишь на 20-30%, а продажами на нем отечественные проекты способны конкурировать с зарубежными аналогами.

Стоит отметить темпоральные особенности развития индустрии развлечений. На протяжении многих лет сегмент азартных игр в отечественной индустрии развлечений отсутствовал. Многие виды развлечений, такие как видио-игры, в 1990-х гг. только появлялись. За короткий промежуток времени общество получило большое количество новых для него развлечений. В сравнении с западным обществом, где игорные дома имеют богатую историю и являются привычным явлением, в России это оказалось в новинку. Темпы, с которыми появлялось такое количество новшеств, были крайне высоки. Появились очереди у игровых автоматов, проблема игромании, связанной не обязательно с азартными играми. Компьютерные игры также оказались причиной игромании, которая сильно задела подростков и молодежь.

Способы регуляции игрового поведения, как правовые, так и социальные и психологические, не успевали формироваться. Все азартные игры в СССР, кроме тотализаторов и лотерей, были запрещены. Игорный бизнес развивался исключительно в русле незаконного предпринимательства или же был связан с профессиональными каталами и шулерами. Первые игровые автоматы появились в 1988 г. в гостиницах Госкоминтуриста как вид дополнительных услуг для иностранных туристов с оплатой в свободно конвертируемой валюте. За год в гостиницах Москвы, Ленинграда, Сочи и некоторых других городов было установлено 226 игровых автоматов с денежным выигрышем. Вскоре, в 1989 г., открылись первые казино: Astoria Palace весной в Эстонской ССР, в московской гостинице «Савой» в августе. По некоторым оценкам в 2005 г. оборот этой сферы составил $ 5-6 млрд. В России к 2006 г. было выдано свыше 6300 лицензий на игорный бизнес. До 60% игорных клубов было сосредоточено в Москве и Санкт-Петербурге. Лидерами этой отрасли стали Ritzio Entertainment Group (сеть «Вулкан»), Storm International (сеть «Супер Слотс» и несколько казино в Москве и Санкт-Петербурге) и компания «Джекпот».

В настоящее время проведение азартных игр за пределами специально отведенных зон запрещено Федеральным законом Российской Федерации от 29 декабря 2006 г. № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».

Большое количество девиаций, возникающее в связи с чрезмерным увлечением теми или иными видами развлечений не удивительно, учитывая отсутствие регулятивного аппарата и указанных выше темпоральных особенностях. Тем не менее можно предположить снижение количества девиаций среди населения из-за определенной возрастной диффериации. В настоящий момент уже родилось поколение, для которого современное положение в индустрии развлечений оказывается привычным и единственным известным.

Мы обратили внимание на существование двух различных типов общественных мероприятий в индустрии развлечений. Одни из них направлены на воспитание и формирование игровой культуры, а другие имеют коммерческую направленность. Работой «Сравнительный анализ «Недели Игры и Игрушки» и выставкой интерактивных развлечений «Игромир» были выделены критерии различия данных мероприятий, которые доказывают вышеуказанные цели.

Список литературы

1. Абраменкова В. В. Игры и игрушки наших детей: забава или пагуба? // Современный ребенок в «игровой цивилизации». – М.: Даниловский благовестник, 1999. – 144 с.

2. Кравченко С. А. Играизация общества: контуры новой постмодернистской парадигмы // Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы: Доклады II-го Всероссийского социологического конгресса: В 2-х тт. – М.: Альфа-М, 2004. – Т. 1.

3. Просветов И. Пошаговая стратегия // Forbes. – 2011. – № 87.

4. Семенов А. Проблемы геймдеев – двадцать лет вместе // «Игромания». – 2011. – № 6 (165).

5. Темный Ю. В. Индустрия развлечений: состояние, особенности менеджмента» Набережные Челны, 2005.

6. www.adib92.ru Ассоциация Деятелей Игорного Бизнеса (АДИБ)

7. http://www.rg.ru/2006/12/31/azart-dok.html

8. http://www.rgweek.ru/

 

РАЗВИТИЕ ПРОГРАММЫ «ИГРОТЕРАПИЯ РАЗВИТИЯ»

И СТАНОВЛЕНИЕ АССОЦИАЦИИ СУБЪЕКТНО-ОРИЕНТИРОВАННЫХ ИГРОТЕРАПЕВТОВ

Смирнова Т. В.  (Москва)

Программа «Игротерапия развития» реализуется в Московском городском Дворце детского (юношеского) творчества с 1997 г. За это время из примерной учебной программы она выросла в многоуровневую комплексную психолого-педагогическую программу сопровождения развития ребенка «Игротерапия развития», включающую в себя детские группы 3 видов: учебные (группы МГДД(Ю)Т, коррекционные (ЦППР – Центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Мытищинский») и оптимизационные (Семейный клуб «Рождество», ДС № 23 г. Королева), Детско-родительский клуб, психолого-педагогический клуб «Игратерра» и несколько форм и направлений индивидуальной диагностико-коррекционной работы и семейного патронирования. Деятельность детских учебных групп, с которых программа начиналась, стала лишь одной, причем не основной, формой реализации данной программы. На сегодняшний день она успешно реализуется в Москве и Московской области (г. Мытищи и г. Королев).

Ведение детских групп – одно из базовых направлений данной программы. Опыт в этом направлении накоплен обширный, как по формам реализации, так и по методике непосредственного ведения занятий. Более чем 10-летним опытом выверен ряд авторских методик, направленных на диагностику, коррекцию и оптимизацию развития детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста, коррекцию взаимодействия ребенка с социумом. Методическое сотрудничество с психоневрологом Т. Г. Готовцевой, нейропсихологом кандидатом психологических наук С. В. Покровской, рядом опытных педагогов и психологов помогло сформировать внушительный комплект игровых диагностических и коррекционных методик, проверенных не только автором программы и ее стажерами, но и специалистами смежных областей, в частности врачами, что, на наш взгляд, очень ценно. В данной статье хотелось подвести итоги существования одного из направлений программы «Игротерапия развития», а именно образовательной программы, проследить путь ее трансформации и сравнить с другими групповыми формами программы.

За время реализации образовательной программы «Игротерапия развития» в МГДД(Ю)Т она несколько раз переписывалась, в связи с изменениями требований к образовательным программам дополнительного образования. Самые крупные изменения были внесены в программу в 2000 г., когда она была утверждена и издана в качестве авторской, и в 2010 г., когда в связи с новыми требованиями автору пришлось отказаться от модульного диагностико-коррекционного ее содержания и выстроить программу вокруг обучения детей основным формам игрового и межличностного взаимодействия и изготовления игровых атрибутов для него.

Попытки автора сохранить наиболее ценное модульное т. е. строящееся в зависимости от диагностической составляющей, ее содержание, не вписались вполне в современные требования, предъявляемые к образовательным программам Дворца. Более жесткое поурочное планирование, необходимость удалить диагностико-коррекционный блок, направленный на оптимизацию личностного развития, оставив фактически только диагностику сформированности определенных навыков, в угоду стандартизации всех образовательных программ, сделало ее совсем не тем продуктом, каковым программа задумывалась и реализовывалась изначально. Это главным образом и привело к решению автора не вести более учебные группы на данной базе, поскольку она у программы не единственная.

Тем не менее и в такой обрезанной форме программа оказалась эффективной главным образом за счет эффективных авторских методик, вставленных в новую «оправу». Однако, если ранее спектр эффективного влияния тренингов и игр программы распространялся и на адресную диагностику, и коррекцию когнитивных процессов и поведения в целом, например, на преодоление двигательной расторможенности и гиперактивности и т. д. то теперь он стал гораздо уже, фактически сведясь к расширенному тренингу общения. Программа и раньше эффективно влияла на формирование социальных навыков старших дошкольников, но была гораздо шире. Фактически если раньше осуществлялась гибкая модульная подстройка вариативного содержания программы под состав, занимающихся по ней детей, то теперь ее субъектная направленность оказалась усеченной: не программа встраивается в профиль развития детей, а детям предъявляется хотя и разнообразный, но изначально жестко структурированный программный продукт, лишь смягченный возможностями индивидуального подхода внутри программы.

Именно в работе образовательной программы выкристаллизовались основные методические приемы, адаптированные позже для всех других групповых видов реализации программы «Игротерапия развития», а именно: создание и использование различных по видам и характеру игр и упражнений, объединенных в смысловую цепочку или венок игр. Именно это помогает игровому содержанию плавно перетекать из формы в форму, образуя единый непрерывный игровой диагностико-коррекционный процесс – пространство терапевтической встречи, как групповой, так и индивидуальной. Именно это позволяет детям выдерживать высокий темп и продолжительность занятий. Однако у образовательной программы «Игротерапия развития», реализовывающейся во Дворце, были и есть свои преимущественные перед другими базами особенности. В частности, возможный перерыв на самостоятельную (свободную) игровую деятельность детей в начале, конце, или середине занятия, ибо игровая среда детского игрового зала или игротеки позволяет успешно это осуществлять.

Ранее на базе Дворца и в других групповых вариантах программы широко использовались возможности детско-родительского взаимодействия. С 2011 г. присутствие и участие родителей в занятиях во Дворце было ограничено только итоговыми или демонстрационными занятиями. Это снизило эффективность образовательного варианта программы «Игротерапия развития» в сравнении с другими формами групповой работы по программе, осуществляемыми на других базах, в частности в мытищинском Центре диагностики и коррекции и ряде других, где такое взаимодействие не только разрешено, но необходимо и поощряется. Участие ребенка и родителя в качестве пары, единого целого в игровых и тренинговых элементах программы, дает и ребенку, и взрослому бесценный опыт взаимодействия, позволяет посмотреть друг на друга совсем иными глазами. Не с позиции родитель – ребенок, а с позиции прямого сотрудничества и совместного подчинения игровому правилу.

Такая форма давала родителям неоценимый опыт включенного, почти диагностического наблюдения за своим ребенком одновременно с активным участием в совместной, в том числе продуктивной, деятельности (изготовление в паре с ребенком общего игрового атрибута, наблюдение за выполнением ребенком тестовых заданий без права вербальной подсказки и т. д.), а пояснения и наводящие вопросы психолога-руководителя программы и группы делали такое наблюдение и обучающим, и осознанным. Что, кстати, в обычных учебных группах невозможно, даже если присутствие родителей на занятии и разрешено.

В то же время, благодаря особенностям МГДД(Ю)Т программа наработала многие методики, создание которых не на этой базе было бы затруднительно или даже невозможно. Уникальные возможности детского выставочно-игрового комплекса, в помещении которого проводились занятия в начале реализации программы, а также в прошлом и позапрошлом годах, позволили сочетать игровые формы малой и средней подвижности с играми, требующими значительного пространства. Большое напольное ковровое покрытие создало условия для проведения упражнений релаксотренинга с большой (в некоторые годы до 12 человек) подгруппой детей. Обилие сюжетных и мягких игрушек очень помогло в отборе и разработке игр арттренинговой и сказкотерапевтической направленности. Ни на одной другой базе такого большого помещения у программы не было и пока не предвидится.

Положение Дворца, как методического Центра города, создало условия для прохождения на базе именно этой образовательной программы стажировки студентов и специалистов. Поэтому в разработке программы и методики стажировки авторы программы полностью обязаны отделу игр МГДД(Ю)Т. Во Дворце некоторое время (в 2004 – 2006 уч. гг.) осуществлялась работа Семейного клуба игротерапии развития (до этого и после – на других базах), что очень положительно сказалось на этом направлении работы в методическом плане. Возможности обеих игротек и помощь специалистов отдела игры Ю. Н. Тимофеева, Е. А. Ефимовой и С. Г. Романова очень обогатили как диагностико-коррекционную, так и досуговую работу, позволили осуществить такие тематические встречи Клуба, как «Праздник воздушного змея», «Путешествие в мир старых игрушек» и участие семей клуба в Неделе игры и игрушки, Рождестве на Воробьевых горах, Неделе детской книги – мероприятиях, проведение которых не по плечу другим организациям города.

Однако Дворец привнес в работу клуба и некоторые сложности, главным образом, хозяйственно-бытового плана, которые все же привели к свертыванию этого направления на базе Дворца. Для клубных форм работы Дворец неудобен тем, что из-за его сложной структуры решение любых административно-финансовых вопросов отнимает у руководителя столько времени и сил, что на методическую и диагностико-коррекционную работу сил просто не остаётся. Так, например, пока встречи клуба проходили на базе СК «Рождество», нам никто не помогал методически, но зато помогал администратор в решении всех бытовых и финансовых вопросов.

По этой же причине психолого-педагогический клуб «Игратерра», более года проводивший встречи на базе Дворца, «сменил прописку», хотя методическая помощь, особенно со стороны С. В. Григорьева и И. С. Кузиной, была в его работе очень значимой. Так, проведенный в 2005 г. С. В. Григорьевым круглый стол со специалистами клуба позволил многим глубже понять концептуальные и методологические положения субъектно-ориентированной игропрактики, место субъектно-ориентированной игротерапии в системе психокоррекционных и развивающих программ. В дальнейшей работе «Игратерры» основные тезисы его выступления легли в основу целого ряда практических встреч, методически иллюстрирующих обозначенные С. В. Григорьевым положения. Надеемся, что плодотворное сотрудничество с Дворцом будет продолжено.

 

ИГРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ДЕЙСТВИИ:

ОПЫТ ПЕДАГОГОВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

Карелова И. М. (Санкт-Петербург)

В соответствии с проектом Национальной образовательной инициативы «Наша новая школа» перед образовательными учреждениями ставятся задачи развития творческих способностей и социализации детей, поддержки семейного досуга, побуждения к здоровому образу жизни. Реализации этих задач способствуют игровые технологии: игра признана уникальным феноменом человеческой культуры, который сопровождает человека на протяжении всей жизни и выполняет целый комплекс разнообразных функций. В системе дополнительного образования города Санкт-Петербурга уделяется особое внимание празднично-игровой деятельности детей и подростков. Для повышения компетентности педагогов в разработке празднично-игровых программ организуются обучающие семинары, мастер-классы, курсы повышения квалификации, научно-практические конференции. Проводятся различные акции, фестивали, выставки методической продукции (проекты, сценарные разработки), где педагоги могут продемонстрировать педагогические идеи и мастерство в сфере досуга детей.

Например, для педагогов школ нашего города стал популярным Городской смотр-конкурс празднично-игровых программ «Играй-класс», где наравне с педагогами организаторами и ведущими программ выступают дети и подростки. Активную роль в организации, методическом сопровождении педагогов выполняет кабинет научно-методического сопровождения досуговых программ ГОУ ЦО «Санкт-Петербургского городского Дворца творчества юных». Как показал выполненный кабинетом анализ состояния досуговой деятельности в учреждениях дополнительного образования детей, празднично-игровая деятельность в последнее время приобрела системность и целевое содержание.

 Одной из популярных форм работы является игровая досуговая программа. Актуальность формы заложена в возможности широкого применения игровых технологий, ориентированных на деятельностное и эмоциональное восприятие содержания. Развитию современной формы досуга способствует Петербургский Открытый конкурс игровых программ «Созвездие игры», организованный в 2001 г. Санкт-Петербургским городским Дворцом творчества юных. Историческую биографию конкурса можно проследить через этапы его развития. Первый конкурс прошел в 2001 г., где было представлено 30 программ. Свое мастерство продемонстрировали педагоги-организаторы Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также из Перми, Петрозаводска, Ростова-на-Дону и Череповца. Второй конкурс прошел в 2004 г. Особенностью этого конкурса стало участие педагогов школ Санкт-Петербурга в номинации «Играй-класс». Расширилась и география участников, свой опыт в игровой деятельности представили педагоги из разных уголков России, а также наши коллеги из городов Харькова, Кировограда (Украина), г. Минска (Беларусь). Одним из победителей конкурса стал педагог дополнительного образования Р. Р. Колчанов (г. Пермь).

Дружеская атмосфера способствовала укреплению творческих связей и формированию состава постоянных участников. Всего было представлено 53 программы. Третий конкурс, состоявшийся в 2006 г., собрал как старых друзей, так и новых заинтересованных педагогов. В педагогическое содружество были пригашены студенты профильных вузов и колледжей, которые на конкурсе представляли студенческое жюри. На конкурсе было представлено 52 программы. Особенностью четвертого конкурса 2009 г. стали программы, в которых ведущими (вместе с педагогами) выступали дети (подростки). Постоянными участниками конкурса, повышающими свое мастерство стали педагоги из городов: Перми, Воронежа, Сочи, Великого Новгорода, Череповца, Кирова, а также Ленинградской, Астраханской, Оренбургской областей.

По мнению участников, конкурс дает возможность выстроить ценностно-смысловые ориентиры в педагогической работе, способствует обогащению творческих и воспитательных идей, создаёт условия для значительного профессионального роста. Свое отношение и интерес к конкурсу участники выражают в отзывах и даже в стихах:

«Лучи игры видны повсюду.

И манит всех волшебный свет.

Санкт-Петербургскою любовью

Здесь каждый может быть согрет...

Так пусть же больше год от года

Становится Созвездья круг.

Планетой Детства назовем мы

Прославленный Сакт-Петербург».

(Участница конкурса Л. Свиридова, г. Воронеж)

На данном этапе конкурс объединяет специалистов и организаторов досуговой деятельности более чем из 30 регионов РФ, а также из Украины и Белоруссии. Определенными ступенями роста в развитии и реализации задач конкурса можно считать:

укрепление творческих связей с педагогами различных регионов России, Белоруссии, Украины;

формирование круга постоянных участников, повышающих свою результативность от конкурса к конкурсу;

улучшение качества программ, участвующих в конкурсе, по их значимости, продуманности, ценностно-смысловым ориентирам;

повышение интенсивности профессионального общения участников конкурса;

расширение круга зрителей, прежде всего, аудитории работников школ и студентов.

Конкурс, как диагностический срез, высвечивает плюсы и минусы в развитии профессионализма педагогов. К положительным тенденциям можно отнести: повышение уровня технологичности программ, стремление педагогов к творческому созидательному взаимодействию с детьми, поиск нестандартных обновленных приемов и идей, желание дарить детям счастливые моменты «проживания радости жизни», использование метода театрализации и современных выразительных средств. Анализ работ участников конкурса позволил раскрыть сущностные характеристики, педагогический потенциал современной формы досуга.

Что же такое игровая программа? Игровая досуговая программа как явление интегрирует в себе три понятия: «игра», «досуг» и «программа», а значит, интегрирует и элементы трёх этих категорий, то есть должна обладать всеми сущностными характеристиками и образовательной программы, и игры, и досуговой деятельности. Игровую досуговую программу в соответствии с правилами формальной логики можно рассматривать как досуговую программу, в которой основным используемым педагогическим средством является игра.

Лучшие образцы современных игровых программ интегрируют в себе развлекательную шоу-программу и педагогическое явление, где воспитательный процесс скрыт, завуалирован, поэтому ребенок чувствует себя свободным. Именно эта особенность делает игровую программу наиболее значимой формой воспитательной работы с современными детьми. Яркому эмоциональному восприятию происходящего способствует театрализация программ, которая обогащает воображение, фантазию ребенка, обеспечивает его эмоциональную включённость в события программы. Современные игровые программы, их наиболее удачные образцы предусматривают и деятельностное восприятие дидактического содержания. Игровая программа может быть организована как самостоятельная форма, а может стать составной частью большого праздника. Длительность программы зависит от решаемых задач, глубины затрагиваемого в ней содержания и может варьироваться от разовой встречи длительностью в 30 минут (например, обучающая ИДП «Азбука пешехода») до повторяющихся в течение двух-трёх лет регулярных встреч с подготовительными заданиями между встречами.

 К достоинствам современных игровых программ следует отнести расширение и органичное сочетание познавательного компонента с другими компонентами программы. Игровую досуговую программу мы рассматриваем как комплексное средство развития личности учащихся, представляющее собой совокупность разнообразных видов творческо-игровой деятельности участников, объединенных сюжетным (сценарным) ходом.

 В конкурсном формате участники представляют целостную тридцатиминутную игровую программу, рассчитанную на определенный возраст детей (подростков) и имеющую направленность в соответствии с предлагаемыми номинациями: «Открой в себе Россию», «Ключ к здоровью», «В кругу семьи», «Мир открытий», «Парк развлечения», «Играй-класс» (см. положение).

В 2012 г. с 30 января по 3 февраля пройдет V Петербургский Открытый конкурс игровых программ «Созвездие игры». Девиз конкурса «Красота. Здоровье. Мир!». В этом году конкурс посвящается 75-летию Санкт-Петербургского городского Дворца творчества юных.

Основными задачами конкурса являются: формирование и развитие празднично-игровой культуры детей, подростков и юношества, поиск и внедрение инновационных подходов к игровой досуговой деятельности, повышение профессионального уровня организаторов досуга.

Педагогические идеи конкурса 2012 г. будут направлены на формирование новых подходов к пониманию игровой досуговой деятельности и ее результатов. Сегодня важно не только владеть методикой игровой деятельности, но и найти современные философско-мировоззренческие, содержательные идеи и технологические методы, способы организации деятельности, в которой будет происходить их присвоение детьми. Становится необходимостью обновление программно-методического обеспечения на идеях гуманистической педагогики, личностно-ориентированного и деятельностного подходов.

Что нового ожидается в конкурсе 2012 г.? Для участников конкурса планируются курсы повышения квалификации «Технология проектирования и реализации игровых досуговых программ». В рамках занятий пройдут творческие мастерские, круглые столы, проблемные семинары, мастер-классы «Магистров Игры». Будет представлен опыт педагогов-организаторов по разработке моделей досуговых программ нового типа, то есть долгосрочных (длительных), рассчитанных на постоянную детскую аудиторию. Участники конкурса смогут посетить Городскую выставку сценарных разработок по подготовке и проведению новогодних праздников «Рождественская звезда».

Новым, для претендентов на титул Магистра Игры, будет творческий конкурс-импровизация «Игра в предлагаемых обстоятельствах», участники которого должны будут продемонстрировать мастерство творца и игротехника. Кульминацией конкурса станет Торжественная церемония награждения участников и вручение победителям главного приза – Мантии «Магистра Игры-2012 г.». Для молодых игротехников приготовлен малый плащ – «Юный Маг Игры – 2012 г.».

На форуме будет рассмотрено и подписано Открытое письмо о присвоении статуса «Всероссийский» Петербургскому конкурсу игровых программ «Созвездие Игры». Мы надеемся, что конкурс позволит выявить и объединить талантливых педагогов России, создаст новые возможности для решения актуальных проблем празднично-игровой культуры, для распространения инновационных педагогических технологий в сфере игрового досуга. Значит, засияют новые звезды в Созвездии Игры, и дети почувствуют заботу, внимание и радость от сотворчества с педагогами.

 

КОНКУРС КОЛЛЕКТИВОВ-ОРГАНИЗАТОРОВ

НАРОДНЫХ ИГР НА «НЕДЕЛЕ ИГРЫ И ИГРУШКИ»

Княгинин А. В. (Москва)

Одной из задач городской «Недели игры и игрушки» как праздничного мероприятия является популяризация лучших игр. Это, в первую очередь народные игры, которые отобраны веками и составляют ядро традиционной игровой культуры. Уже в 1970-х гг. новом здании Московского городского Дворца пионеров и школьников на празднике «Путешествие в страну игр», которым руководил Ефим Маркович Минскин, была организована работа игрового уголка «Вспомним забытые игры». Игры в этом уголке несколько лет подряд проводили ребята из Клуба друзей игры Лесногородской школы Одинцовского района Московской области. Того самого клуба, который уже более 40 лет занимается возрождением народных игр, воспитанием энтузиастов педагогики игры.

В 1989 г. на Неделе игры и игрушки показывали свои национальные игры детские коллективы из разных республик СССР. С тех пор массово-музыкальные, подвижные, хороводные игры разных народов отдел игры Дворца включает в программу праздника. Разные формы организации народных игр были за эти годы: игровой уголок, фестиваль, первенство, интерактивная выставка и другие.

В 2002 г. стартовал «Московский городской открытый конкурс коллективов-организаторов народных игр». Проект проведения конкурса и Положение о нём подготовила заведующая отделом игры Нисловская Любовь Аркадьевна, которая на протяжении 10 лет осуществляет руководство работой объединения детских игровых коллективов. Содержательная часть Положения сохраняется, так как подтвердила свою результативность. Меняются только темы года, состав участников. Вот один из вариантов проведения конкурса.

Положение о городском открытом конкурсе

коллективов-организаторов народных игр

1. Общие положения.

В основе каждой культуры – народные истоки. Ядром празднично-игровой культуры являются народные игры, проверенные опытом поколений, широко распространенные, признанные народом как свои самобытные, нашедшие отражение в произведениях литературы и искусства.

В наше время особенно важны коллективные игры, объединяющие людей. Поэтому и затевать их лучше не одному, а с друзьями.

2. Задачи конкурса.

Творчески развивать опыт предшествующих фестивалей по народным играм для укрепления дружбы между людьми разных национальностей.

Познакомить детей и педагогов с играми разных народов.

Объединить участников конкурса для дальнейшего сотрудничества.

3. Организаторы конкурса.

Организатором городского открытого конкурса коллективов-организаторов народных игр выступает Московский городской Дворец детского (юношеского) творчества (отдел игры Центра празднично-игровой культуры и социокультурного развития) при поддержке Департамента образования города Москвы, Педагогического общества России, НИИ семьи и воспитания РАО, Международного общества друзей игры. Подготовительную и организационную работу осуществляет оргкомитет из числа сотрудников отдела игры и привлеченных лиц.

4. Место проведения конкурса

Конкурс коллективов-организаторов народных игр проводится в Московском городском Дворце детского (юношеского) творчества (Выставочный зал).

5. Сроки проведения конкурса.

Конкурс коллективов-организаторов народных игр проходит во время сеансов праздников традиционной городской Недели игры и игрушки.

6. Участники конкурса

В конкурсе могут принять участие детские, молодёжные, разновозрастные коллективы из школ, учреждений дополнительного образования и учреждений культуры, общественных объединений, семьи.

7. Порядок проведения конкурса

Для участия в конкурсе нужно подать заявку.

Коллективы должны представить программы проведения игр в отдел игры МГДД(Ю)Т.

Непосредственное проведение игровой программы будет проходить на одном из сеансов Недели игры и игрушки по согласованию с организаторами конкурса.

8. Требования к организации игровой программы.

В игровой программе могут быть представлены как игры народов нашей страны, так и народов мира.

На выступление коллектива отводится 45 минут (примерно 6 игр).

Одновременно работают два коллектива – один проводит игры, другой помогает в проведении игр.

Каждые 10 минут на площадку приходят две команды по 10 человек для знакомства с играми. Организаторы оценивают коллективные действия, активность команд в играх и ставят им отметку (примерно за две игры).

Игры могут быть разных типов: подвижные, хороводные, массово-музыкальные.

Игры могут сочетаться с элементами театрализации, однако это не выступление со сцены, а игры на площадке вместе с посетителями.

Размеры площадки для игр – примерно 10 а 12 метров.

9. Критерии оценки.

А. Проведение игр:

– умелая организация игр;

– содержание программы;

– качество костюмов или их элементов, игрового инвентаря, оформления, аккомпанирования;

– показ игры, слаженность действий организаторов игр;

– умение вовлечь в игру гостей праздника, выбор подходящей игры в соответствии с возрастом, количеством детей на площадке и другими условиями

Б. Помощь в проведении игр другому коллективу в течение других 45 минут сеанса.

В. Радостный, дружный настрой коллектива, умение передать хорошее настроение другим.

10. Подведение итогов конкурса.

Подведением итогов конкурса занимается жюри из числа сотрудников МГДД(Ю)Т и привлеченных специалистов.

11. Награждение.

На каждом сеансе Недели игры и игрушки производится вручение дипломов и призов коллективам – участникам конкурса.

Победители конкурса получают диплом лауреата и ценный подарок.

12. Источники финансирования.

Конкурс финансируется из бюджетных средств.

В 2011 г. конкурс проводился в 10-й раз. За предыдущие годы в нем приняли участие 62 коллектива и объединения. Более половины из них охотно и бескорыстно принимали повторные приглашения. А более 10 коллективов-лауреатов разных лет, составляющих игровой актив Московского клуба друзей игры, по нескольку раз приглашались к участию в конкурсе, обеспечивая успешное проведение народных игр на празднике. Детям и руководителям нравится у нас на празднике проводить игры для гостей, забота хозяев и дружеская атмосфера, встречи с другими коллективами, народные игрушки-сувениры в подарок всем участникам конкурса. Для коллективов обычно устраивается небольшое чаепитие, они могут посетить концерт в конце праздничного сеанса или прийти на праздник в другой день, чтобы побывать в различных игровых залах.

Организаторы не гнались за количеством и важностью участников конкурса. Но представительство всё равно получилось «солидное»: в разные годы проводили свои игры гости из Японии, Монголии, Китая, Франции, Болгарии. А немецкая школа при Посольстве Республики Германия участвовала 6 лет подряд, привлекая всё новых ребят. В конкурсе принимали участие также гости из Украины, Грузии, Армении, представители регионов России – Удмуртии, Северодвинска, Кургана и др. Основой же были коллективы Москвы и Подмосковья. Многие из них дружат между собой, включившись в работу Московского клуба друзей игры (МКДИ).

Ежегодно в конкурсе участвуют 18-20 коллективов из расчёта 2 коллектива на каждый из 9 дней праздника. На площадке всегда находится организатор из отдела игры с игровым активом из студентов педагогического колледжа или старших воспитанников отдела игры в количестве от 3 до 7 человек. Они помогают проводящему коллективу организовать пришедших детей для участия в играх, проводят игры для детей, пришедших раньше времени, указанного в билете (впускают за 30 мин.), а также в случае каких-либо задержек выступающего коллектива (из-за транспорта и т. п.).

Игровая площадка «Забавушки» в центре Выставочного зала Дворца является одним из самых оживлённых и весёлых мест праздника. Здесь люди объединяются в общем радостном и дружном движении, пении, общении, разучивая народные игры. И сам «Конкурс коллективов – организаторов народных игр» проводится прежде всего с такой целью. Судя по отзывам гостей «Недели игры и игрушки», организаторы и участники этой цели достигли!

Непосредственным организатором конкурса является методист отдела игры Александр Владимирович Княгинин. Незаменимыми помощниками стали методист отдела игры Юрий Николаевич Тимофеев, отвечающий на «Неделе игры и игрушки» за игровые программы в Выставочном зале в целом, культорганизатор и аккомпаниатор отдела игры Михаил Юрьевич Крючков. Помогают и другие сотрудники Центра празднично-игровой культуры и социокультурного развития, другие центры и отделы Дворца. Например, Центр художественного образования и ансамбль песни и пляски им. В. С. Локтева выделяют помещения на время «Недели игры и игрушки». Мы рады сотрудничеству с молодёжным игровым объединением «ДИВО», у которого мы приобретаем интересные народные игры и игрушки для награждения участников конкурса.

Хочется поблагодарить и замечательных педагогов-фольклористов из жюри Конкурса: создателя школьного музея народного быта и «Театра русской сказки», ведущую радиопередач Игнаткину Марину Сергеевну, руководителей многосемейного коллектива «Жемчужинка», фольклористов и композиторов сестёр Игнатовых – Татьяну Николаевну и Ольгу Николаевну, одного из руководителей МИО «ДИВО» этнографа-педагога Новикову Елену Сергеевну, руководителя фольклорного коллектива Васюсину Екатерину Анатольевну и многих других.

Одними из самых активных участников и пропагандистов нашего Конкурса являются педагоги детской музыкальной школы имени Йозефа Гайдна. А также член Российского фольклорного союза, руководитель коллектива «Соцветие» Царёва Юлия Александровна, руководители фольклорных коллективов Волкова Наталия Ивановна, Моторина Наталья Николаевна. Среди лауреатов хочется отметить фольклорно-игровой коллектив «Мы – россияне» на базе школы № 840 (руководитель Елена Викторовна Матвеенкова), этно-музыкальную студию «Оберег» (теперь – фольклорно-этнографическая студия «На Воробьёвых горах») под руководством Елены Германовны Борониной, ансамль народной песни «Купавушка» (руководитель Елена Валентиновна Карасёва), игровой коллектив «Хоровод» (вариант названия «Бинго») под руководством Валентины Петровны Гуровой на базе гимназии № 1554 и многие другие.

Существенную помощь оказывают в проведении конкурса студенты педагогических колледжей № 4, 6, 9. Это для них становится хорошей педагогической практикой: будущие педагоги осваивают народные игры, некоторые приемы вовлечения детей в игру, учатся объяснять и показывать игры, работать с командой и с индивидуальными посетителями. Группа из 5-7 человек в конце «Недели игры» становится сама настолько умелой, что также включается в выступление на конкурсе.

Разнообразие игровых программ, с которыми выступают коллективы, помогает студентам повысить свой уровень игровой культуры, расширить знания о народных играх и людях, которые являются специалистами в этом направлении. Некоторые студенты продолжают в течение года организовывать народные игры в школах, парках, оздоровительных лагерях.

За много лет проведения, у нас сложилась определенная технология подготовки и проведения практики студентов педагогических колледжей на «Неделе игры и игрушки», в том числе и конкурса коллективов-организаторов народных игр. Она включает:

·      согласование сроков, количества студентов и содержания их работы с администрацией колледжа;

·      встреча с руководителем педагогической практики;

·      инструктаж студентов, как в колледже, так и во Дворце;

·      проведение семинара об организации работы на празднике игр;

·      распределение объема работы среди студентов;

·      организация, корректировка и контроль над работой, как со стороны педагогов колледжей, так и со стороны Дворца;

·      подведение итогов ежедневно и по окончанию практики;

·      письменные отзывы студентов о практике.

Вот некоторые из отзывов студентов:

«Такая практика очень важна – помогает найти общий язык с детьми. Только после этого я поняла, что обожаю детей!!!».

 «На Неделе игры и игрушки студенты, в том числе и я, научились больше и лучше общаться с детьми, узнавать их характеры и находить подход к ним».

«Игры с детьми, конкурсы, различные аттракционы мне не просто понравились, а «оживили» меня, наполнили позитивной внутренней энергией. Прежде не особо любя детей, я была к ним нейтральна, но теперь, если меня снова попросят, я с удовольствием буду играть с детьми, дарить им радость».

Обычно в один из дней праздника мы проводим общие массово-музыкальные и подвижные игры для всех желающих практикантов. А для пришедших пораньше дежурных в Выставочном зале проводим «игровые разминки» перед началом сеанса.

Наш опыт работы по организации педагогической практики студентов на празднике можно совершенствовать. Например, хорошо бы привлечь психологов для консультирования студентов, особенно в первые дни. Целесообразно разработать программу спецкурса по празднично-игровой культуре и включить её в учебный план педагогического колледжа. Хочется специально отметить поддержку и большую помощь коллективов педагогических колледжей, сотрудничающих с нами много лет: это колледжи № 9 (директор Н. М. Ермакова), № 5 (директор М. Ф. Леонтьева), № 15 (директор Т. В. Зенкина), № 6 (директор О. Ф. Рудой), № 1 (директор А. И. Савельев).

Успешному проведению игр способствует удобное место в центре Выставочного зала, превращённое в подобие поляны. От окон напротив стены установлены бутафорские ворота с занавесками вместо створок, за которыми хранится запасной игровой инвентарь. Для «оживления обстановки» на стул-кресло усаживаем деревянную полутораметровую куклу Буратино. Рядом с ним из коробки выглядывают фанерные накидушки-«Буратино» с колечком на верёвочке. Есть и другой игровой инвентарь, например, «Малечины-калечины», верёвочка с грузиком на конце – «Удочка», «Верёвочка круговая», набор «кубарей» и др. В центре зала постелен круг из линолеума диаметром 6 метров, справа и слева «полянку» отделяют украшенные ширмы. Используется музыкальный центр с записями радостной инструментальной музыки, которая звучит перед началом праздника, в паузах и при закрытии зала. А во время праздника звучат весёлые детские голоса, игровые хороводные песни коллективов и радостный задорный смех.


ЧЕМУ УЧИТЬСЯ ВНЕ УРОКА?

(ОПЫТ МОСКОВСКОГО КОНКУРСА ИГРОВЫХ ПРОГРАММ)

Киреев А. Н., Обоева С. В., Шагинян В. А. (Москва)

Все, что делается сегодня в одном из наиболее ярких и популярных направлений педагогической и досуговой работы – в организации детских театральных самодеятельных объединений, привлечении детских коллективов к проведению развлекательных и досуговых театрализованных программ и игровой анимации, проведении театрализованных зрелищных игровых программ праздничного и тематического характера для детей разного возраста и семейной аудитории, – вызывает безусловный интерес как у учащихся и их родителей, так и у руководителей объединений дополнительного образования.

При этом педагоги дополнительного образования, педагоги-организаторы, воспитатели и учителя часто говорят о недостатке репертуара (сценариев, содержание и качество которых соответствуют психолого-педагогическим требованиям и интересам детей) и качественных методических материалов.

Пьесы и сценарии для детей – «актеров» и «массовиков-затейников» – должны быть весьма специфичны с точки зрения объема и масштаба актерских задач. Оптимальная продолжительность игровой программы, подготовленной силами детей – 20-30 минут; сюжет сценария должен быть не только близок детскому мировосприятию, но и учитывать «зону ближайшего развития» ребенка; диапазон возможностей режиссерско-педагогической работы с детьми должен быть достаточно широк для того, чтобы каждый исполнитель «сыграл себя», но при этом получил возможность личностного роста и накопления социального, эмоционального и эстетического опыта.

Организаторы детского и семейного досуга (аниматоры, «массовики-затейники», педагоги и постановщики игровых развлекательных программ) также испытывают, на наш взгляд, необходимость в разнообразии сценарного и методического обеспечения своей деятельности. Наряду с очевидно интересными находками на сегодняшний момент в направлении индустрии развлечений, связанном с игровыми театрализованными программами (анимационная клоунада, музыкальная игротека и т.п.), обнаруживается достаточно много безвкусицы, штампов, а иногда – откровенной пошлости и непрофессионализма. Последнее становится сейчас все более и более тревожной тенденцией. И не только на концертных и сценических площадках, но и в печатных изданиях – сборниках сценариев, школьных праздников и т. п.

Мы уверены, что для создания качественных досуговых программ зрелищно-игрового характера и театральных постановок силами детей необходимо включение в работу по созданию сценарных текстов для них не только профессиональных представителей творческих профессий, но и педагогов-психологов. Ведь само понятие «игра» многозначно и с лингвистической, и с психолого-педагогической точки зрения: игра сценическая, игра подвижная, сюжетная игра, игра слов… Игра – мир детства, – казалось бы, аксиома, – но с каждым годом психологи, педагоги и родители все сильнее бьют тревогу: наши дети … разучились играть! Мир детства все активнее завоевывают манипулятивные игры-имитации: компьютер, игровые приставки, даже обычный мобильный телефон становятся игрушками и игровыми партнерами более привлекательными, чем привычные мячи, прыгалки, прятки, а главное – живой партнер по игре – друг, собеседник, соперник! И фестиваль игровых программ «Вне урока» на протяжении уже более 10 лет, без сомнения, выполняет помимо досуговой важнейшую миссию, заново открывая детям двери в мир детства.

Это школа игры, в которой взрослые (педагоги, старшие учащиеся творческих объединений) знакомят ребят с давно забытыми играми наших дворов и деревень, на основе развития навыков игрового общения формируют коммуникативную культуру и решают образовательные задачи в области сценического, танцевального, вокально-хорового исполнительства. А самое главное – общая концепция Фестиваля – «Дети играют с детьми». Конечно, ведущими игровых программ становятся учащиеся разных возрастов (а иногда вместе с ребятами на сцену выходят и педагоги), и это очень ценно. Это – тоже элемент народной игровой культуры, традиции передачи игрового опыта от старших к младшим в разновозрастном социуме (того же двора, поселка, школы).

Театрально-музыкальная студия «Театрик «Аладдин» Отдела организации культурно-досуговой деятельности МГДД(Ю)Т принимает участие в фестивале «Вне урока» почти с начала его проведения. Специфика нашего творческого объединения именно в его разновозрастном характере – вместе с ребятами дошкольного и младшего школьного возраста во всех творческих делах студии участвуют студенты Педагогического колледжа № 7 «Маросейка» – будущие педагоги дополнительного образования, которые проходят на базе Дворца педагогическую практику. И этих начинающих педагогов тоже надо учить играть – так что школу игры проходят все вместе – придумывая игры, составляя сценарии, репетируя (то-есть как раз играя сразу в двух смыслах – и в плане сценической игры, и в плане реального игрового действа).

Развитие профессиональных компетенций студентов педагогического колледжа – будущих педагогов дополнительного образования – в области методики и технологии организации детского игрового досуга происходит в различных формах сотрудничества Педагогического колледжа № 7 «Маросейка» и Отдела организации культурно-досуговой деятельности МГДД(Ю)Т. Например, уже на протяжении нескольких лет мы реализуем совместные социально-благотворительные проекты «Праздник в каждый дом» и «ТРЯМ» (Театр Развлечений от «Я» до «Мы»). Это проекты, содержанием которых является организация игровых досуговых программ для детей-инвалидов, обучающихся на дому, и ребят с ограниченными возможностями – учащихся школ надомного обучения. Разработка сценариев и подбор игрового репертуара для этого вида деятельности, конечно, носит специфический характер, подготовка и проведение программ достаточно непросты, но переоценить значение реализации наших совместных проектов невозможно.

Это не только форма образовательно-досуговой работы арттерапевтической направленности с детьми младшего и среднего школьного возраста, это и серьезное средство мотивации студентов на профессиональную деятельность, на понимание ее социальной значимости. Становится серьезнее отношение студентов к профессии, внимательнее их взгляд на каждого – пусть даже «обычного» ребенка на педагогической практике, и – что не менее важно – серьезнее и заинтересованнее становится отношение к игре как к методу и форме воспитательно-образовательной работы с детьми.

За годы реализации социальных проектов мы убедились, что студенты, единожды попадающие в «команду аниматоров», путешествующую по квартирам ребят с ограниченными возможностями здоровья и школам надомного обучения разных видов, уже не расстаются с этим делом. Зачастую и выпускники колледжа, уже закончившие обучение и работающие со своими коллективами, остаются в игровой команде и с радостью участвуют в наших творческих поездках. И этот опыт полезен для всех педагогов – уже приходя на рабочие места и разрабатывая сценарии игровых программ для реализации со своими творческими объединениями (в том числе, и для участия в программе «Вне урока»), выпускники колледжа используют опыт, приобретенный в исполнительской анимационной деятельности.

Говоря о методике разработки сценарных материалов игровых программ для постановки с участием детей, надо подчеркнуть, что каждый сценарий, конечно, составляется «под коллектив» – с учетом не только количества потенциальных ведущих (а в каждой программе принимают участие все учащиеся, и у каждого – своя важная роль), но и их индивидуальных психологических особенностей, внешних данных, интересов. Да и все педагоги, включившиеся в проект «Вне урока», разрабатывают сценарии игровых программ именно «под своих детей».

Это, на наш взгляд, очень разумный и верный путь. Однако нам, руководителям творческих объединений, целесообразно и делиться плодами своего литературно-драматургического творчества: ведь если никому не придет в голову заимствовать сценарий целиком, могут оказаться полезными отдельные игры, тексты песен или загадок, да и просто сюжеты, идеи, характерные персонажи. И мы с удовольствием делимся плодами нашего коллективного игрового творчества.


ФЕСТИВАЛЬ ИГРОТЕХНИКОВ «РАДУГА» –

ФЕСТИВАЛЬ ПРАЗДНИЧНО-ИГРОВОЙ КУЛЬТУРЫ

(ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ПЕДАГОГОВ МИНСКОГО

ГОСУДАРСТВЕННОГО ДВОРЦА ДЕТЕЙ И МОЛОДЕЖИ)

Новицкая И. В., Раптунович О. В. (г. Минск)

Одним из приоритетных направлений социально-воспитательной работы педколлектива Минского государственного дворца детей и молодежи является формирование культуры досуга учащихся, развитие форм культурно-досуговой деятельности, вовлечение в нее детей, молодежи и их семей не только и не столько ради праздного времяпровождения, а в целях организации общения, развития семейного воспитания, включения семьи в совместную творческую, культурно-досуговую деятельность.

Для организации задач по формированию и развитию празднично-игровой культуры детей и молодежи во Дворце создана и существует на протяжении десятков лет многоуровневая система культурно-массовой работы, включающая в себя органичными и взаимообусловленными составляющими циклы мероприятий, социокультурных и воспитательных проектов на уровнях: кружок (клуб, школа, студия) – учебный кабинет – сектор – отдел – Дворец – город – открытое мероприятие с приглашением педагогов и творческих коллективов из других регионов Республики Беларусь, СНГ и стран Европы.

Ежегодно педагоги в сотворчестве с учащимися предлагают новые формы культурно-досуговой деятельности, не забывая при этом и о полюбившихся традиционных. Назовем лишь некоторые из них, которые вызвали интерес юных минчан и на протяжении ряда лет востребованы и привлекают новых участников: городская историко-краеведческая игра-ориентирование «Родны мой горад», фестиваль средневековой культуры «Меч Храма», фестиваль старинной культуры «Парад веков», благотворительный проект «Доброе сердце», конкурсы КВН учащейся и студенческой молодежи, праздник «Поет Пионерия», праздник, посвященный Дню Государственного герба РБ и государственного флага РБ, праздник «Масленица», игры «Что? Где? Когда?», фестиваль юных модельеров «Блакітная пралеска», фестиваль национальных культур «Сонечны птах», Неделя юного техника, слеты юных инспекторов движения и юных спасателей-пожарных, городская акция «Скоро Армии родной будет пополнение», «Мы вместе!» – городской конкурс команд поддержки спортивных и зрелищных мероприятий, конкурсы исполнителей бальных танцев и исполнителей эстрадной песни, «Я играю джаз» – конкурс молодых исполнителей-инструменталистов и многие другие. Название вышеперечисленных мероприятий стали известными брендами нашего Дворца.

Более 20 лет во Дворце проводится городской фестиваль игротехников «Радуга». Традиция родилась по инициативе клубов и кружков юных массовиков-затейников г. Минска, которые в период весенних каникул собирались на свой фестиваль, чтобы представить лучшие игры и игровые программы, поделиться опытом, порадовать зрителей новыми играми, забавами и аттракционами.

 Дети играют, потому что хотят выразить свои фантазии, проявить себя, познать мир, хотят творить, придумывать, изобретать. О великом значении игры в воспитании, развитии, обучении ребенка написано множество книг. Конечным результатом игры, особенно ценным для педагога, является развитие способностей ребенка, обретение им социального опыта. Одной из важнейших задач современной педагогики является формирование у ребенка, подростка способности быть творцом, что позволяет достигнуть успеха в различных видах деятельности. Эту задачу, а также ряд других задач, направленных на развитие лучших традиций игровой деятельности как эффективного средства воспитания, социализации, обучения, физического развития детей и подростков, успешно решает городской фестиваль игротехников «Радуга».

Радуга – это яркие краски, это хорошее настроение. Фестиваль «Радуга» – это разноцветье идей, творческий поиск и воплощение самых смелых замыслов, это – Игра.

Участниками (ведущими, действующими лицами игровых программ) являются учащиеся творческих коллективов средних общеобразовательных учреждений образования и учреждений дополнительного образования в двух возрастных категориях: 1 – в возрасте 10-13 лет; 2 – в возрасте 14-17 лет. Количество ведущих, действующих лиц игровой программы – не более 10 человек. Продолжительность программы – не более 20 минут.

Разработку сценария игровой программы, подготовку ведущих в двух возрастных категориях осуществляют педагоги-организаторы, заведующие по учебно-воспитательной работе средних общеобразовательных школ, культорганизаторы, педагоги коллективов игры учреждений дополнительного образования и другие лица – аниматоры, мастера игры.

Учащиеся в возрасте 10-13 лет участвуют в конкурсе тематических сюжетно-игровых программ. Требования к программе: должна включать в себя разнообразие творческих заданий, игр, аттракционов, составляющих единое целое и облаченных в ярко выраженный сюжет.

Участники в возрасте 14-17 лет представляют на конкурс развлекательную шоу-программу, форма которой предполагает дискотечный вариант ее проведения. Развлекательная шоу-программа должна состоять из короткой презентации ведущего (ведущих), музыкального конкурса, игрового конкурса (аттракцион, розыгрыш, клоунаду и т.д.), музыкальной композиции. При оценке программ особое внимание жюри обращает на артистизм, имидж ведущих-игротехников, владение методикой проведения игр и конкурсов; вовлечение зрителей в игровой процесс; оригинальность и разнообразие игрового материала, использование инновационных технологий при реализации игровых форм; культуру речи ведущих, искусство общения со зрителем.

Авторы, создатели сценариев участвуют в конкурсе литературных сценариев тематической сюжетно-игровой программы или развлекательной шоу-программы, где оценивается оригинальность и новизна идеи, разнообразие игровых форм, предложенных в программе, полное и четкое изложение их условий и правил, авторство (более 70 % от общего объема текстового сценария). Ежегодно по итогам фестиваля издается сборник сценариев «На игровой орбите», в который входят работы победителей конкурса «Лучший литературный сценарий сюжетно-игровых и развлекательных шоу-программ».

Фестиваль «Радуга» проходит в 2 этапа – районный и городской. С ноября по февраль в каждом районе г. Минска проводятся смотры-конкурсы, победители которых «выходят» на городской этап. Городской этап традиционно проводится в Минском государственном дворце детей и молодежи, который во время весенних школьных каникул широко раскрывает двери для желающих насладиться игрой. За звание «Лучшая игровая программа», «Гран-при» «сражаются» лучшие игротехники города. Также определяются победители и в номинациях: «Сюжетная новация», «Артистизм команды», «Искусство общения со зрителем», «Культура речи», «Дебют», «Художественно-образное решение программы», «Симпатия жюри» и др.

За 20 лет своего существования фестиваль «Радуга» не только приобрел популярность среди учащихся 10-17 лет, но значительно «вырос» сам: расширились временные рамки его проведения (последние несколько лет городской этап фестиваля проводится в несколько дней). Был введен конкурс ведущих игровых программ «Лучший игротехник» для двух возрастных групп: 10-13 лет, 14-17 лет.

Конкурс «Лучший игротехник» состоит из мини-блоков:

а) оригинальное представление ведущего игровых программ,

б) проведение одной игры,

в) выполнение импровизационных заданий.

Продолжительность выступления ведущего – до 10 минут. Оценивая ведущего-игротехника этого конкурса, жюри обращает внимание на оригинальность сценического образа, соответствие игры сценическому образу, актерское мастерство, искусство общения со зрителем, качество выполнения импровизационных заданий.

Победителям присуждаются звания «Мисс Игра» и «Магистр Игры» (I-я возрастная группа), «Суперзвезда» и «Шоу-мэн» (II-я возрастная группа). Нововведением явилось и то, что городской этап фестиваля разбился на 2 тура: отборочный и финальный. В отборочном туре команды – участники представляют свою «творческую визитку» (сжатую выдержку игровой программы), в которой демонстрируются имидж ведущих, навыки и умения проведения одной игры. По итогам отборочного тура формируется программа финального тура. В финальном туре происходит показ лучших программ и выступлений ведущих. В ходе проведения фестиваля «Радуга – 2009» появилась идея (в ее основе – опыт коллег из России) включить в программу новый конкурс «Моя игра» на лучшую изобретённую модель игры или игрового аттракциона.

На конкурс принимаются изобретённые самими участниками игры (настольные, игры-головоломки, игры-аттракционы и т. д.). Игра может быть выполнена в натуральную величину, возможен её вариант и в миниатюре. Игра должна иметь инструкцию (аннотацию, рекомендацию и т. д.) с указанием, для какого возраста она предназначена, с описанием, как в неё играть и т. д. Работа может быть выполнена как коллективно, так и индивидуально. Жюри оценивает работы в 3-х возрастных группах (6-9 лет; 10-13 лет; 14-17 лет), обращая внимание на оригинальность идеи, психолого-педагогическую ценность игры, художественно-эстетичный вид, оригинальность и разнообразие материала, использованного для её изготовления.

Анализ уровня подготовки ведущих-игротехников выявил назревшую необходимость создания творческой мастерской для педагогов-организаторов, педагогов учреждений дополнительного образования, культорганизаторов города, цель которой повышение уровня профессионального и методического мастерства в сфере игровой деятельности.

С 2008 г. в Минском государственном дворце детей и молодежи проходят занятия творческой мастерской «Современные тенденции развития игрового жанра», где главный акцент делается на освоение технологии разработки игровой программы (написание сценария, включение игр в канву сценария), методику проведения игровой программы (требования к ведущему-игротехнику, искусство проведения игры и др.). Результат такого обучения очевиден. Мы отмечаем динамику уровня мастерства ведущих-игротехников. С каждым годом становится разнообразнее тематика представляемых на конкурс игровых программ, возрастает их воспитательно-познавательная ценность, используются инновационные методы и современные технологии, повышается мастерство и уровень проведения игровых программ, растет сценическая культура участников фестиваля.

Сегодня городской фестиваль игротехников, сохраняющий и приумножающий лучшие традиции игры, расширил рамки своей деятельности – включился в благотворительность, создавая праздники для воспитанников детских домов, школ-интернатов. Программой праздника предусматривается также проведение «Ярмарки развлечений», где зрители принимают самое непосредственное участие в играх, конкурсах и забавах. Лауреаты фестиваля дарят детям школ-интернатов, детских домов, социальных приютов свое творчество, мастерство и искусство. Дарят радость!


ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ДЕТСКОГО ПРАЗДНИКА

В СОВРЕМЕННЫХ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ УСЛОВИЯХ

Фролов А. С. (Москва)

В современных социокультурных условиях различных сфер общественной жизни актуализируется разработка научно-практических основ сферы культурного досуга, где особое место занимает празднично-игровая культура, в том числе важным являются исследование социально-педагогических аспектов детского праздника. Праздник является специфичной формой коллективного единения, где выражается общее настроение и сопереживание участников. Он обусловлен динамикой социального бытия, в котором отдельные периоды жизни осознаются и переживаются людьми особым эмоциональным образом, диктуют им иной, нежели в будничное время, способ поведения и деятельности, предполагая непосредственное участие в праздновании.

Праздник в традициях культурной жизни общества выступает как общественное событие торжественного характера, изъятое из повседневности и проводимое в свободное от работы время. При типологии праздника культурологи выделяют религиозные, народные, государственные, национальные, спортивные, детские и ряд других. Праздник – фундаментальное понятие теории и истории культуры, искусствознания и современных социальных наук. Наиболее яркая и эмоциональная форма празднично – игровой культуры, сочетает в себе не только творческо-педагогические особенности, но и одновременно является социально-художественным явлением.

Для педагогики крайне актуален вопрос о восприятии праздника не только как формы досуга, но и как культурно-образовательного явления, ведущего за собой развитии личности и воспитания. Недооценка этого фактора праздничного поведения совершенно очевидна и, к сожалению, не только в массовом сознании, но и для педагогической общественности и многих публикаций. Широкое понимание образования, очевидно, предполагает учет воспитательных и развивающих возможностей не только программ обязательного обучения, но и процессов непреднамеренного воспитания других воздействий социальной среды.

«В целом предназначение всего педагогического процесса заключается в содействии и ускорении процесса развития человека. Развитие человека – освоение им внутреннего, индивидуально-психологического и внешнего общечеловеческого (культурного богатства) потенциала возможностей. Освоение этих двух пластов идёт не в отрыве друг от друга, а одновременно и взаимосвязано» [1].

Содержание праздников воплощается в музыке, в песне, стихах. В народных сказках, пословицах и поговорках заложены, с одной стороны общечеловеческие ценности, с другой – разнообразные нравственные советы, наставления, т. е. правила поведения в будни и праздники.

Почти у каждого календарного праздника – своя история, отражающая историю народа, страны, мира. Многие праздники живут веками, другие возникают в истории в процессе эволюции общества. Значимая идея праздника – это, с одной стороны, сумма событий, факторов, имен, мифов, интерпретируемых историей. С другой стороны, это культура людей, нравы, обычаи, традиции общенационального и локального характера. Конечно, праздники как составная часть культурного досуга способствовали и способствуют переживанию идеальных устремлений, которые на данный момент становятся некоей реальностью и, значит, помогают ощущать полноту жизни, гармонию с окружающим социальным и природным миром. Значимость и событийность праздника определяются достаточно простыми, близкими детям такими общими признаками, как:

– добровольность участия и согласие во всех принимаемых обязательных и условных правилах досуговой деятельности того или иного праздника;

– свободный выбор детьми разнообразных сюжетов, ролей, игровых ситуаций, праздничного поведения;

– необходимость каждому ребенку иметь пространство для творческих выходов своей индивидуальности в атмосфере праздника;

– коммуникативный характер детских праздников, отражающий яркий мир детства;

– наличие в праздниках народных глубинных традиций, вбирающих в себя весь спектр обычаев, ритуалов, церемониалов, символов и атрибутов своего этноса.

Праздник как объективное событие основан на ценностях общения (отношений), ценностях переживаний (коллективных) и ценностях творчества (в разных видах деятельности). Эмпатийное единство участников праздника (детей и взрослых) помогает созданию модели общественного поведения личности, свободному ориентированию в жизненных ситуациях, развитию творческих способностей, умению осваивать духовно-нравственное наследие своего Отечества.

Педагогическое взаимодействие детей и взрослых в организации детского праздника определяется как система коллективных художественно-творческих дел детей и взрослых в ходе педагогически организованной совместной деятельности. Участие в праздничном действии в существенной степени формирует инициативность, уверенность в себе, настойчивость, искренность, честность ребят. Особая педагогическая ценность детских праздников заключается в том, что они могут помочь юному человеку реализовать лучшее, что в нем есть, поскольку для него личностно значим сам процесс празднования, вызывающий положительно окрашенные эмоциональные переживания.

Коммуникативный характер праздника настолько очевиден, что сама система детских праздников способна превратиться в мощный социо-культурной фактор и сильное средство педагогического воздействия.

Сущность праздника невозможно понять вне социальной деятельности: как деятельность, ближе всего стоящая к интересам детей, выражающая зону их ближайшего развития, их мироощущение, – праздник должен рассматриваться как мощное средство гуманизации воспитания; как форма, имеющая отношение ко всем другим видам деятельности (познанию, труду, эстетике, общению), – праздник представляется в качестве всестороннего развития личности; как предмет педагогической деятельности праздник выступает психологическим посредником в обеспечении процесса сотрудничества.

Праздничная деятельность детей и подростков очень близка к эстетической и игровой деятельности. Эстетический момент существует и в сфере труда, и в сфере социально-политической жизни общества: культуры, быта, общения людей, во всей совокупности материальных и идеологических отношений. В эстетической деятельности человека, в его отдельных эстетических действиях и проявлениях личностно значимыми для него являются: и сам процесс, вызывающий творческое напряжение всех сил личности, и положительно окрашенное эмоциональное переживание, и результаты деятельности, и ее эстетически оцениваемый продукт, и в итоге – развитие творчески-эстетических задатков и способностей.

Возникновение и становление праздника как любого вида духовного бытия человека связаны не в меньшей мере и с удовлетворением такой потребности человека, как игра. Отличаясь от игры как иной, качественно-своеобразным видом деятельности, детский праздник по природе своей обладает игро­вым началом. Это начало проявляется в эстетической деятель­ности и ее результате, воплощая в себе, естественно, различ­ные аспекты самой игры. Праздник не есть игра, но присутст­вующий в нем игровой аспект обусловливает важные стороны его функционального значения. Эстетический аспект игры, а также игровой аспект празд­ника представляют несомненный интерес для педагогики. Однако они пока еще недостаточно разработаны.

Рассмотрение игры и праздника необходимо при анализе эстетической деятельности как в ее генезисе при выявлении внутренней взаимо­связи и различии практически-утилитарного и эстетического, так и в вопросах формирования эстетической деятельности у каждого индивида. Праздник и игра возникают с необходи­мостью в определенный период развития человека, и это непосредственно связано с задачами воспитания целостной личности. Таким образом, праздник и игра – важные составляющие деятельности подростков, практическое совершенствование которой должно базироваться на педагогических теориях, системах, технологиях.

Многообразные виды деятельности, с которыми сталкиваются дети в процессе подготовки и проведения праздника, к которым можно отнести позна­вательную, игровую, общественную, досуговую и др., чтобы действительно влиять на развитие ребенка, на динамику его способ­ностей, – должны обладать определенными характеристиками. Мотивационно-потребностная сфера личности развивается, ког­да, во-первых, связывает деятельность с ведущими возрастными тенденциями: выводит растущего человека из зоны «актуального разви­тия» в зону «ближайшего развития» (Л. С. Выготский); во-вторых, проявляется в осознанном целеполагании, связанном с моментом преодоления себя; и, в-третьих, когда ее влияние охватывает не только начальный период деятельности, но распространяется на весь процесс.

Таким образом, праздник обусловлен не только деятель­ностью, но всеми сторонами человеческой личности, на которые он призван воздействовать. Поэтому представляется правомерным при построении модели праздника и его результата исходить не только из выводов деятельности детей и подростков, а учитывать разные стороны целостной личности подростка в системе общественных от­ношений.

Научное исследование позволило выявить ряд взаимосвязанных педагогических функций детского праздника. Важнейшие из них:

– мировоззренческая (формирование общечеловеческих идеалов, выработка ценностных предпочтений, понимание мира);

– коммуникативная (удовлетворение потребности детей, подростков и юношества в активном творческом взаимодействии в процессе празднично - игрового общения);

– самореализации (на основе актуализации потребностно-мотивационной сферы ребенка, подростка, юноши – реализация и развитие его личных способностей);

– просветительская (влияние праздника на познавательную деятельность детей и подростков, узнавание ими нового в разнообразных областях знания общечеловеческой культуры);

– креативная (творческие способности индивида, характеризующиеся готовностью к созданию принципиально новых идей, отклоняющихся от традиционных или принятых схем мышления и входящие в структуру одаренности в качестве независимого фактора);

– рекреационная (свободная, нерегламентированная игровая деятельность помогает ребятам снять напряжение, восстановить силы);

– творческая (атмосфера эмоционального восприятия, увлеченности, переживаемая детьми во время праздника, содействует усвоению элементов творческой деятельности, их закреплению в сознании и поведении участников и оказывает влияние и на настоящую, и на последующую жизнь);

– гедонистическая (реализуется природное стремление человека получать удовольствие и радость, дети наслаждаются разнообразными художественно-творческими и игровыми элементами праздника).

Эффективность праздника обусловлена взаимосвязью его функций; выделение какой-либо из них в качестве доминирующей разрушает целостность влияния данного педагогического феномена.

Таким образом, педагогически целесообразно организованный праздник целостно влияет на нравственное развитие подростка. И действительно, диапазон задач детских праздников довольно широк: он учиты­вает все многообразие учебно-воспитательной работы школы, деятельности учреждений дополнительного образования, детских клубов, парков, центров творчества, а также в целом учитывает культурные особенности современной социальной среды общественной жизни.

 

Скругленный прямоугольник: Педагогические 
задачи (развитие 
личности ребёнка)
 

 

 

 

 


Самореализация

 

Мировоззренческая

 
Овал: Детский
праздник
 

 

Скругленный прямоугольник: Современные социокультурные 
условия (общество, 
социум, коммуникации)
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


  Ярким подтверждением возрастающей роли празднично-игровой культуры в системе образования и воспитания детей служит многолетняя деятельность МГДД(Ю)Т, где сложилась целая система праздников для детей и юношества: Неделя игры и игрушки, праздники новогодней Ёлки для школьников, Неделя детской книги, Неделя музыки для детей и юношества, ежегодные фестивали детского художественного творчества школьников Москвы «Юные таланты Московии», фестиваль детей с ограниченными возможностями «Надежда», военно-патриотический фестиваль кадетских образовательных учреждений «Служить Отчизне» и др.

Многие праздники получают высокую оценку не только детей и педагогов, но и специалистов в области создания праздничной индустрии. Так, в 2011 г. по решению Союза театральных деятелей РФ, «Праздник 60-я Неделя Игры и Игрушки» был отмечен Всероссийской профессиональной премией «Грани Театра-Масс» в области массовых форм театрального искусства в номинации «Лучшее представление для детей и юношества», что является большим успехом творческо-педагогического коллектива МГДД(Ю)Т.

Важную педагогическую составляющую в деятельности Дворца по освоению празднично-игровой культуры играет разработанная комплексная программа «Праздники Детства», реализуемой творческо-педагогическим коллективом Московского городского Дворца детского (юношеского) творчества. Целью программы «Праздники Детства» является формирование инновационной системы содержания организации праздничных форм культурно-досуговой деятельности детей для создания благоприятной социально-педагогической и творческой среды развития личности ребенка в современном обществе.

В современных социокультурных условиях наш Дворец выполняет важную роль многопрофильного учреждения дополнительного образования по освоению огромного культурно-образовательного пространства. «В новой образовательной ситуации школа находит в дополнительном образовании источник гуманистического обновления педагогических средств, широкий культурный фон, неограниченные возможности развития одарённости ребёнка, его самоопределения и самореализации. Дополнительное образование привлекательно для школы и в плане социальной защиты – как усиление стартовых возможностей личности на рынке труда и профессионального образования. Стимулируя творческую инициативу, удовлетворяя личностные предпочтения педагога, сфера дополнительного образования в школе является для него, так же как и для ребёнка, сферой самореализации» [2].

Подводя итоги, можно определить праздник как категорию педагогики, своеобразную форму творческого самовыражения и духовного обогащения ребенка. Цель его – в познании юными гражданами окружающего мира, развитии их морального сознания и нравственных чувств, эстетических воззрений, навыков организатора, умении постигать человеческую науку общения. Понимание детского праздника как сложной системы различных субъективно-объективных и личностно-общественных отношений и основанных на них видов деятельности детей и подростков позволяет выявить основные элементы праздника и структурные взаимоотношения между ними. Это дает возможность представить праздник как систему различных и многообразных элементов и показывает, что праздник нельзя свести к одному какому-либо элементу, будь то социальный или психологический аспект.

Праздник объединяет в себе различные характеристики, будучи и познавательным отраже­нием действительности, и ее оценкой, выражением духовного мира личности и социальным явлением, видом игровой, художественно-эстетической деятельности, средством воспитательного воздействия. И все эти характеристики системно взаимосвязаны, являясь разными аспектами нерасторжимого в своей целостности педагогического процесса взаимодействия. Под целостным процессом воспитания какого-либо свойства лич­ности понимается процесс воспитания, обеспечивающий непрерывный рост количественных и качественных изменений свойств личности большинства воспитываемых учащихся до уровня, соответствующего потребностям общества.

Система этапов, обеспечивающая последовательность качественных изменений формируемого свойства личности у большинства детей до уровня, удовлетворяющего требования общества, образует целостный процесс воспитания. Отсюда главное требование, – организуя воспитательное влия­ние в условиях праздника, направлять его не на развитие отдель­ных сторон или качеств личности, а на всю систему личностных отношений подростка. Иными словами, в каждом воспитательном акте должен планироваться выход на целостную личность с ее нравствен­ными, гражданскими, эстетическими и прочими отношениями. Только целостный подход дает возможность раскрыть способности каждого ребенка, ведет к полному выявлению его творческих дарований, к формированию целостной личности. В применении к организации массового детского праздника это означает, что его организаторы должны руководствоваться принципом гармонического развития личности.

Это означает такую организацию жизнедеятельности каждого, когда учение и труд непременно связаны с искусством, физической культурой, когда всестороннее развитие каждого выступает как идеал коллективизма, когда индивидуализация воспитания является важнейшим условием широкой самодеятельности, сознательной твор­ческой дисциплины, ответственности, духовной восприимчивости, наличия высоких, нравственных черт.

Общую модель системы воспи­тательной деятельности в процессе организации детского праздника можно представить следующими системами:

– система отношений (общественных и межличностных), которая складывается между участниками целостного педагогического про­цесса;

– отношение к объективному миру (предмету деятельности, культуре) в процессе общения, взаимодействия с другими людьми в ус­ловиях процесса подготовки и проведения праздника;

– отношение к самому себе (самосознание личности), затра­гивающее проблемы самообразования, самовоспитания, развития разнообразных интересов, умение видеть себя со стороны, в сис­теме ролевых позиций, способность ставить перед собой и решать значимые задачи, умение соотнести свои установки с более широки­ми социально значимыми ценностными ориентациями.

Технология создания праздника раскрывает сущность психолого-педагогических основ организации детского массового праздника, дающих возможность практического достижения целей и задач социализации, воспитания и развития личности под­ростка. Технологическую систему характеризуют следующие обя­зательные компоненты:

– совокупность материально-технического обеспечения, включая возможности организации различных видов деятельности в процессе создания праздника;

– отбор видов и основных направлений воспитательной деятель­ности, система используемых средств, методов, приемов в ходе взаимодействия детей и взрослых – организаторов праздника;

использование современных художественно-постановочных средств (аудио, видео), компьютерные технологии, сценические спецэффекты и др.;

– освоение многообразия художественных жанров (музыкальных, хореографических, театральных, изобразительных и др.);

– учёт специфики воздействия на человека всех форм искусства Театра Масс, к которым непосредственно относится праздник.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Весте с тем, решающая роль в успешном осуществлении этого процесса принадлежит творческому коллективу режиссёров-постановщиков, педагогов-организаторов, руководителей детских творческих групп, их подготовленности, слаженности, взаимопонимания и взаимодействия с детьми. Праздник – это творческая метафора жизни. В мире детства он образует уникальный педагогический феномен. Детские праздники помогают созданию единого культурно-образовательного пространства. Они помогают формированию нового поколения, интегрированного в современное социальное общество, наполняя жизнь культурными ценностями и духовно-нравственными идеалами.

«Каждый из нас является субъектом определённой культурной эпохи, но осознать этот факт можно лишь в ходе общения с различными прошлыми и настоящими культурными пластами, с их многообразными духовными и интеллектуальными ценностями. Общение это возможно в различных формах. И здесь, наверное, нельзя обойтись без самостоятельного, «интимного» постижения культуры – посещения музеев, слушания музыки, чтения самых разнообразных книг» [3]. Всё это в полной мере относится к педагогике празднично-игровой культуры современного мира детства.

Список литературы:

1.   Педагогика: Педагогические теории, системы, технологии. – М.: Издательский центр «Академия», 2000. – С. 8.

2.   Опыт воспитания: педагогические странствия по регионам России. – М.: Образовательный издательский «Арманов-центр», 2008. – С. 9.

3.   Педагогика: Словарь афоризмов и изречений. Справочное издание. – М.: Агентство «Социальный проект», 2008. – С. 3.

 

ОБНОВЛЕНИЕ ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ОСНОВ

ИЗУЧЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВОСПИТАТЕЛЬНОГО

ПОТЕНЦИАЛА ЭТНОНАЦИОНАЛЬНЫХ

ПРАЗДНИЧНО-ИГРОВЫХ КУЛЬТУР

Григорьев В. М. (Москва)

Российское общество и всё человечество в целом переживают особый, переходный период своего исторического развития. Это очень трудный период. У некоторых народов считается роковым несчастьем жить в эпоху перемен. Но существует и философски-поэтическое отношение к «роковым минутам» истории.

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые!

Его призвали всеблагие

Как собеседника на пир.

(Ф. Тютчев)

Большинство людей видит во времени перемен, преобразований как отрицательное, так и положительное. Доля положительного возрастает, если удаётся понять и практически овладеть путями и способами (методами) преобразований. Отсюда резкое усиление духовных и практических поисков во всех сферах современной жизни.

Возьмём нашу сферу образования и воспитания. В докладе вице-президента Российской академии образования Д. И. Фельдштейна остро поставлен вопрос о «создании качественной системы образования детей, подростков, юношества <…> на новых теоретически осмысленных основаниях» [1, 9], а далее автор называет «в качестве одной из первоочередных задач разработку новых методов, новых исследовательских методик и, главное, создание новых методологических оснований для них [там же, 16]. Итак, педагогике, по признанию даже официального руководства, помимо подобных же заключений отдельных исследователей, требуется обновление самих её теоретико-методологических основ (ТМО). Именно термин «обновление» последовательно использует в данном случае авторитетный методолог и теоретик педагогики Г. Н. Филонов [2, 3-8]. Этот термин позволяет диалектически сочетать свойства традиционности и инновационности в целостном образовательно-воспитательном процессе.

Педагогика при этом опирается на фундаментальные основания, разрабатываемые в философской и общенаучной методологии, а также в трудах методологов многих взаимосвязанных с педагогикой дисциплин.

Приведём только некоторые из многочисленных публикаций по проблемам обновления ТМО науки, практики, самих основ мировоззрения: «Меняющаяся социальность: новые формы модернизации и прогресса», «Новые подходы к изучению человека в контексте социокультурной эволюции», «Эпистемология: новые горизонты», «Психология: новые направления, методы, результаты», «Идеология: новый взгляд» и т. п. [3].

Обновление идёт на всех уровнях методологии, которых обычно выделяют не менее трёх – четырёх. На фундаментальном, основополагающем – философском уровне для нашей темы представляется наиболее важным расширение применения принципов соответствия и дополнительности.

Практически применявшиеся интуитивно ещё древними мыслителями эти принципы в строго научной терминологии были сформулированы Нильсом Бором соответственно в 1913 и 1927 гг. Сначала они были введены для применения в сфере физических исследований и сыграли здесь весьма продуктивную роль, особенно принцип дополнительности. Он позволил, в частности, найти логический выход из тупика, возникшего в результате существования двух противоположных теорий света – корпускулярной и волновой, казалось бы, несовместимых, взаимоисключающих друг друга. Н. Бор предложил принцип: «Противоречия являются дополнениями» [4, 45]. Это позволяет противоположным, альтернативным подходам не вытеснять, а дополнять друг друга. Конечно, если они оба достаточно обоснованы в избранной для каждого из них строгой логике. Продуктивность принципа дополнительности стала потом подтверждаться во всё новых сферах познания и практики, что позволило придать ему статус общефилософского принципа, как и принципу соответствия, закрепляющему преемственность нового с предыдущим в познании и практике.

В отечественной философии оба принципа были признаны ещё к началу 1980-х годов [5, 337, 103]. Но сейчас названные принципы вновь оказались в центре внимания и дискуссий. Так, принцип дополнительности позволяет искать выход из господствовавших ранее представлений об абсолютной несовместимости материализма и идеализма, научного и религиозного сознания, диалектики и метафизики, монизма и дуализма, а также многих других, включая более конкретные, в том числе относящиеся к сфере педагогики и к области непосредственно нашего исследования, о чём пойдет речь ниже.

На общенаучном уровне ТМО для нас наиболее важен междисциплинарный подход, традиционный для педагогики. Ещё К. Д. Ушинский своему главному труду «Человек как предмет воспитания» дал подзаголовок «Опыт педагогической антропологии», показав необходимость и плодотворность опоры педагогики на целый комплекс антропологических (человековедческих) наук: психология, физиология, медицина и др. [6]. Сейчас междисциплинарный подход переживает период быстрого расширения сфер применения и существенного обновления. Проанализировав этот процесс, Г. Н. Филонов пришёл к методологически принципиальному выводу, что «только при условии подлинно структурно-функциональной интеграции воспитания, социализации и правильного развития социокультурного процесса, раскрытия его субъективно-ориентированного потенциала можно обеспечить возрастание роли воспитания и разработку на этой основе государственной социальной политики и современной ценностно-ориентированной базы духовно-нравственного развития подрастающих поколений» [2, 9].

Сфера развития этнонациональных празднично-игровых культур (ЭНПИК) требует междисциплинарного подхода в силу своей чрезвычайной многогранности. Отсюда изучающая эту сферу этнопедагогика уже с начала её формирования в самостоятельную отрасль педагогики была заявлена формировавшим её Г. Н. Волковым как отрасль междисциплинарная, исходящая из общей педагогики, а, с другой стороны, из этнографии и близких к ней отраслей знания [7, 6-7]. Взаимодействие этих двух названных дисциплин оказалось достаточно плодотворным, но оно шло не только в форме становления этнопедагогики, а ещё и в форме развития этнографии детства – тоже междисциплинарной отрасли, однако с преобладающей ролью этнографии. Для таких междисциплинарных отраслей, очевидно, будет полезным и успешным более тесное взаимодействие между собой, тем более что в основе природы каждой из них уже и лежит междисциплинарность, да и «родители» у них общие.

Перспективы для дальнейшего расширения, а также систематизации междисциплинарных взаимосвязей может, видимо, дать разработка понятия «этнокультура детства» как открывающего возможность взаимосвязей многочисленных дисциплин, изучающих и практически помогающих развитию мира детства. Но при этом надо учесть риск чрезмерного акцентирования этнонациональной вариативности и недостаточного учёта общенациональных и общечеловеческих инвариантных свойств мира детства.

Конкретнонаучный уровень теоретико-методологических основ развития многообразных отраслей педагогики, естественно, не однороден и претерпевает непрерывные изменения. Но едва ли не для всех отраслей педагогики наиболее актуальной теоретико-методологической проблемой является укрепление взаимосвязей теории с практикой. Это отражено во множестве публичных выступлений педагогов, в официальных документах, в том числе в Законе «Об образовании». Цитированный выше программный доклад Д. И. Фельдштейна так и назван «Взаимосвязь теории и практики в формировании психолого-педагогических оснований организации современного образования». Логично считать, что такая связь требуется уже на основополагающем методическом уровне.

Не случайно в самих определениях методологии всё чаще она распространяется и на практику. Так, в авторитетном «Педагогическом словаре» под редакцией В. И. Загвязинского и А. Ф. Закировой читаем: «Методология – учение об исходных основаниях и методах исследования и практического преобразования действительности, об основах построения теоретической и практической деятельности» [8, 43]. Известный методолог и теоретик педагогики А. М. Новиков в своей «Методологии образования» больше половины текста посвятил «методологии практической педагогической (образовательной) деятельности», включая главу 5 «Введение в методологию игровой деятельности» [9, 199-453]. При этом разные виды педагогических методологий, по мнению автора, «необходимо рассматривать в одном ключе, с единых позиций [там же, 17]. Основными принципами современной методологии образования названы принципы детерминизма, соответствия, дополнительности и сделан вывод, что «такой подход оказывается весьма продуктивным не только для объяснения принципов организации научной деятельности, но и для вычленения принципов организации в других видах деятельности, в частности <…> игровой деятельности» [там же, 77].

Данное положение важно при переходе на уровень нашего конкретного исследования этнонациональных празднично-игровых культур. Новизна в данном случае заключается не в самих по себе названных принципах, но в придании им подчёркнуто важного значения для современной педагогики среди многих других методологических принципов: историзма, инвариантности, относительности, дуальности и др. А. М. Новиков поясняет: «Принцип соответствия означает, в частности, преемственность научных теорий. На необходимость следования принципу соответствия приходится обращать внимание исследователей, поскольку в последнее время <…> делается попытка создать новые теории, концепции и т. д., мало связанные или никак не связанные с прежними теориями. Новые теоретические построения бывают полезны для развития науки, но если они не будут соотноситься с прежними, то учёные в скором времени вообще перестанут понимать друг друга.» [9, 74-75]. Нам остаётся добавить к этому лишь то, что соответствие с предыдущими достижениями, преемственность необходима и в педагогической практике.

Об актуализации и расширении применения принципа дополнительности уже говорилось выше. Но применение принципа требует разработки методов его использования. В педагогике такая разработка уже начата, например, Г. Г. Гранатовым [4]. Свою специфику имеет в этом отношении область воспитания средствами празднично-игровой культуры.

Празднично-игровую культуру (ПИК) можно рассматривать в её широком понимании как совокупности всей праздничной и всей игровой культуры. Но нас сейчас интересует строго научное «узкое» («сильное») значение понятия, при котором к ПИК относятся только непосредственно взаимодействующие и частично совмещённые формы праздничной и игровой культуры, в первую очередь игровые праздники и праздничные игры, составляющие ядро ПИК.

Сравнительно больше изучалась игра, которая, кстати сказать, и старше праздника, зародившегося в лоне уже существовавшей игры. Однако на совокупность сущностных и специфических свойств игры ещё нет общепринятого взгляда. Единственное, пожалуй, широко признанное свойство игры – это её добровольный характер. Без свободного и желанного выбора игра сразу перестаёт быть игрой. Это делает сугубо индивидуальными, глубоко субъективными чувства и отношения участников игры и других занятий, в которых существенной является доля игры, в частности, празднично-игровой деятельности. Впрочем, праздник и сам доброволен, желанен только при свободе выбора. Такое совпадение тем более способствует объединению праздника и игры в интегрированную ПИК, включающую в себя все варианты этнонациональных празднично-игровых культур (ЭНПИК). Несмотря на многие индивидуальные различия, все ЭНПИК имеют общие основные (инвариантные) свойства, которые требуется изучать и практически использовать, что, как мы видим, неразрывно взаимосвязано уже на уровне методологии.

Однако между сложившимися к настоящему времени теориями игры и праздника много противоречий, мешающих их состыковать и построить общую теорию ЭНПИК. Очевидно, требуется обновление, опирающееся на возможности обновляемой методологии.

Обратимся к исходной основе ЭНПИК – игре. В ней выявлено огромное многообразие различных свойств, часто противоречащих друг другу. В «Психологии игры» Эльконина сочувственно приводится вывод Ж.Колларитса о том, что попытки дать общее определение игры столь безрезультатны, что их приходится относить к «научным играм» самих авторов [11, 14-15]. Думается, что перспективы разработки общего определения и общей теории игры не так уж безнадёжны при условии неразрывной связи теории с практикой, углублённой, в свою очередь, разработкой её собственных теоретико-методологических основ.

Начав профессионально заниматься игрой, сразу наталкиваешься не только на упомянутый разнобой определений игры, но и на такое же положение с классификацией её типов. Общепризнанной классификации нет. В любой из существующих обнаруживается неполнота. Классификаций потому и много, что автор каждой новой, отмечая неполноту предыдущих, стремится дополнить чем-то неучтённым, но ради принципа единого основания, обязательного для классификаций, вынужден некоторые типы игр из предыдущих классификаций в свою не включать. Однако это означает, что и новая классификация оказалась не всеохватывающей. Поиски основания для всеохватывающей, полной классификации упираются в выявление сущности и специфики игры, что должно быть отражено в её определении, а общего определения нет. Круг замыкается.

Пришлось выбрать противоположный путь – идти не от поиска основания классификации к охвату ею всех игр, а наоборот, от как можно более полного охвата игр – к их классификации, однако, не забывая постоянно сверяться с существующими классификациями, которые напоминают о самых разных типах игр, помогая не упустить их при фиксации реально существующих игр. Таким путём достигается двусторонняя взаимосвязь фиксации игр с их постепенно разрабатываемой классификацией. Это создаёт взаимную дополняемость эмпирических и теоретических методов – один из основных принципов конкретного педагогического исследования.

Вторым принципом стало дополнение данных объективного изучения данными субъективного характера, что соответствует одному из положений, вытекающих из принципа дополнительности: «Без субъекта нет объекта» [9, 76]. Применительно к игре, к ПИК учитывать это абсолютно необходимо. Непринуждённая желанность – непременное свойство игры и праздника. Но судить о наличии или отсутствии такого качества в том или ином занятии точнее всего могут сами его участники. Тогда как со стороны это не всегда можно определить, особенно у подростков, скрывающих многие свои игровые увлечения от догляда взрослых. Д. Б. Эльконин приводил мнение видного голландского биолога и психолога Ф. Бойтендайка о том, что ребёнок особенно хорошо различает, что есть игра и что не заслуживает этого названия. Д. Б. Эльконин критически отнёсся к такому мнению [11, 14], которое, однако, поддерживают многие мыслители. Авторитетный отечественный психолог и философ С. Л. Рубинштейн в фундаментальном труде «Основы общей психологии не удержался даже от весьма эмоционального вопроса: «Что же такое игра – доступная ребёнку и непостижимая для учёного?» [12, 64].

До наступления взрослости, загружающей человека целиком проблемами суровой жизненной борьбы, предшествующие ей детско-молодёжные возрасты очень чутки к любимым ими играм и праздникам. Необходимо опираться на это, хотя и не абсолютизируя, а выверяя, корректируя, в чём требуется, со строго научных позиций. Исходя из этого, мы с Лидией Ивановной Григорьевой, работая учителями Лесногородской средней школы Одинцовского района Московской области, создали ещё в 1968 г. действующий и сейчас, Клуб друзей игры (КДИ), собирающий, изучающий, организующий игры разных народов. Идея доказать, что современные школьники знают игр гораздо больше, чем учитывают и используют взрослые воспитатели, увлекла сначала только нескольких активных подростков. Зато немало оказалось желающих участвовать в весёлых, дружно самими же организованных играх и праздниках. Ради этого соглашались принять посильное участие в собирании и изучении игр, игрушек, игровых праздников, тем более что это сочеталось с походами, а потом и экспедициями в разные края, а среди активных организаторов были свои же сверстники-подростки.

Здесь сказался третий принцип нашего подхода – соединение исследования с активной, увлекающей коллектив практикой. Она не просто привлекает участников, но и совершенно необходима, во всяком случае, при изучении празднично-игровых явлений, которые не понять без откровенного проявления их эмоционально-мотивационной составляющей.

К тому же, и операциональную сторону игр, игровых обрядов, использования празднично-игрового снаряжения не выявить достаточно полно и точно без их практического опробования, особенно при записях о них по воспоминаниям. В устных рассказах опрашиваемых об играх и праздниках почти всегда опускаются многие детали, кажущиеся рассказчику «само собой понятными». Запись оказывается фактически неполной, и по ней не всегда удаётся воспроизвести потом описанное. К сожалению, этим страдает большинство имеющихся этнографических описаний игр и праздников, в чём убеждаются пытающиеся использовать такие записи практически. Но и при чисто теоретическом использовании такие записи нередко вводят в заблуждение, так как без учёта некоторых деталей, особенно же без учёта эмоционально-мотивационной составляющей игры, игрового обряда, праздника трудно точно определить их сущность, специфику, отнести к определённому типу в общей классификации. С тем и другим мы неоднократно болезненно сталкивались на собственном опыте, почему и включили в свои методики правило обязательного практического опробования записываемых игр и т. п. в присутствии самого опрашиваемого, чтобы сразу же выяснить всё пропущенное при описании или в чём-то неясное.

Особенно важным оказалось это при изучении и возрождении уже забытых к настоящему времени этнонациональных игр и праздников. Их реконструкция должна быть достаточно полной, целостной, без чего неизбежны (и сейчас очень часты) грубые искажения, даже извращения национальных традиций. Причём требуются как предметная и операциональная полнота структуры, так и духовная, а также коммуникационная адекватность возрождаемого. Другими словами, в предметно-операциональную реконструкцию надо ещё вдохнуть подлинную и эмоционально выраженную духовность, живость общения между участниками возрождения и окружающими. Но сначала про эти стороны возрождаемого надо как можно яснее и полнее узнать, что удаётся, если «разогреть» память вспоминающего о них пробой оживления дорогих для него образов прямо на его глазах. Он и сам нередко в такое возрождение включается, невзирая на преклонный порой возраст.

Четвёртый принцип можно обозначить как учёт коммуникационных сторон исследования. Одна сторона – проверка новых собранных путём опросов, наблюдений, коллекционирования и т. д. эмпирических данных, сравнивая их с другими эмпирическими источникамb, свидетельствами. Так, в список бытующих сейчас игр и праздников заносятся только те, бытование которых подтвердило не менее двух информаторов, а остальные фиксируются в качестве ещё требующих уточнений, причём желательно многочисленных.

Вторая сторона – связь с другими специалистами по исследованию игр и праздников, включая наших предшественников. Российским играм и праздникам специальные исследования стали посвящаться ещё в первой половине XIX в. (И. П. Сахаров, И. М. Снегирёв, А. Терещенко). Для этих и многих последующих работ характерно рассмотрение праздников в сочетании с играми на них (А. Н. Афанасьев, В. Ф. Миллер. В. Я. Пропп, М. М. Бахтин, В. К. Соколова, Д. М. Генкин, А. Ф. Некрылова и др.), а игр, особенно хороводных, состязательных, игр-аттракционов – в их взаимосвязях с праздниками (Е. А. Покровский, П. В. Шейн, В. Н. Всеволодский-Гернгросс, Л. В. Былеева, Е. М. Минскин, С. А. Шмаков и др.). В этом отношении мы сохранили преемственность, ещё не пользуясь интегрированным понятием «празднично-игровая культура», но уже убеждаясь на собственном опыте в пользе такой интеграции.

Преемственность может и должна осуществляться не только в отношении к предшествующим исследованиям, но и к современным, рассматривающим тот же предмет на разных уровнях обобщённости. Методологический принцип соответствия, обосновывающий преемственность, рассматривается в философии как допускающий «обратный переход от последующей теории к предыдущей, их совпадение в некоторой предельной области» [5. 337]. Устанавливать взаимосвязи различных концепций, превращая их из взаимоисключающих во взаимно дополняющие друг друга, по принципу дополнительности, особенно важно и наиболее доступно между современниками. Мы благодарны выпавшим возможностям непосредственно лично обсуждать изучаемые проблемы со многими авторитетными специалистами в нашей и смежных с нею областях: Л. В. Былеевой, О. С. Газманом, И. С. Коном, Ю. М. Лотманом, Е. М. Минскиным, В. С. Мухиной, А. Ф. Некрыловой, Н. И. Савушкиной, В. К. Соколовой, С. А. Шмаковым, Д. Б. Элькониным и многими другими. Хотя порою обсуждение принимало полемический характер, но это тем более помогало глубже и многостороннее взглянуть на предмет исследования, обосновывать свою позицию более фундаментально и на всё более многообразном массиве собранных данных.

Одним из путей к этому стало начатое нами составление свода игр народов СССР, к чему подтолкнула победа во Всесоюзном походе пионеров и школьников за народными играми и активное участие во Всесоюзном слёте по игре в 1969 г. С одним из центральных издательств был заключён договор о подготовке капитального издания «Игры народов СССР» [14] с включением игр всех 35 союзных и автономных республик Советского Союза. При этом среди авторов и авторских коллективов должны быть представители всех титульных народов. Участвовало 58 авторов, их работу координировал сформированный под нашим руководством Совет по народным играм (ныне Совет по празднично-игровой культуре при Институте семьи и воспитания и Международном обществе друзей игры).

Столкнулись с тем, что в части республик изучение народных игр не велось. Пришлось направлять туда специальные экспедиции по собиранию игр с вовлечением в это местных научных работников соответствующих профессий, до того не занимавшихся игрой профессионально, а также педагогов, так как отобранные к изданию игры должны быть опробованы на пригодность и пользу проведения их в современных условиях.

Успешно продемонстрировали свою эффективность разработанные в КДИ методики собирания, изучения и возрождения традиционных народных игр да и игровых обрядов, праздников, которые составили в КДИ целый цикл – от колядований под Новый год и Рождество, Святок, Масленицы, Вербного Воскресенья, Красной Горки до Семёнова дня, Ярмарки на Покров, Катерины-санницы, Корочуна… Методики публиковались [15, 16 и др.], демонстрировались на семинарах, и теперь их модульные блоки встречаются у других авторов в несколько преображённых формах и, как правило, без указания на первоисточники. Разумеется? и мы многому учились у других, особенно у некоторых специалистов из Прибалтики, Кавказа. И всё же в основном крепло убеждение в целесообразности своего подхода.

Судите сами. В лучшем российском сборнике Е. А. Покровского «Детские игры, преимущественно русские» (М., 1887, переиздания 1895, 1994 гг.) около 600 игр, собранных по всей России [13, 50-52], а Лесногородский КДИ зафиксировал в своём посёлке и окрестных деревнях более 2000 различных игровых явлений, реально бытовавших здесь с мая 1970 по июнь 1971 г., то есть за один год. Конечно, в книге Е. А. Покровского собраны преимущественно завершённые, по форме устоявшиеся виды игр – классика национальных игр того времени. В лесногородском собрании подобных развёрнутых игровых форм меньше половины, а преобладают простые забавы и другие переходные игровые явления. Но они-то и ценны, прежде всего, как раз и своей неучтённостью до того, новизной этого материала для научных исследований игры. И особенно важно, что собранное относится к единому хронотопу. Единство времени-места исследуемых объектов создаёт возможность достаточно строгого сопоставления, анализа, классификации и т. д. Тогда как предыдущие собрания игр или на порядок-два меньше по количеству, или представляют игры разные по месту, времени их бытования и потому, строго говоря, их сопоставление и систематизация ненадёжны.

Итак, в одной и той же местности одновременно бытовало до двух тысяч различных игровых явлений. Лесной городок в этом отношении вовсе не уникален. Список здешних игр был включён в комплекс анкет для опросов, проведённых во многих местах страны. Опросы показали типичность основной части собранных игр. Часть из «лесногородских» игр в других местах не встречалась, но их заменяли игры тех же самых типов. Там, где обследование удавалось провести достаточно длительно и основательно, везде подтвердилось существование всех классов и родов (подклассов) игр лесногородской классификации. В станице Вёшенской на Дону, где обследование игр участниками нашей экспедиции проводилось около недели, были подтверждены и все (более 50) типы игр, а видов игровых явлений зафиксировано более тысячи, причём и потом из станицы поступали дополнения.

Конечно, в собрание игр и их классификацию вносились в дальнейшем некоторые поправки, уточнения, особенно при собирании игр в иной этнонациональной среде. И всё же основные характеристики состава игровых явлений везде подтверждались, лишь конкретизируясь вариативно. Из таких основных (инвариантных) характеристик для нашей темы наиболее важны две. Первая: в игре преобладают переходные, а точнее – полупереходные формы. Ещё в 1970-е гг. при первых попытках классификации всех собранных игр мы столкнулись с трудностью чёткого распределения их по типам. Каждая игра имеет много разных свойств. По одним она относится к одному типу (скажем, игра «Я знаю…» – к стихийным умственным играм), а по другим – уже к другому типу (та же игра – к подвижным со скакалкой) или к третьему (к подвижным с мячом, если счёт идет в соответствии с ударами ногой по мячу, «чеканя» его) и т. д.

Больше того, часто не ясно, относится ли рассматриваемое занятие к игре. Так, спортивные игры (тот же футбол) по своему названию относятся к играм, но для профессиональных футболистов это скорее серьёзный труд, в высших достижениях – искусство. В то же время футбольный матч – игра «по всей форме», даже подчёркнуто, демонстративно игровой. В любительском футболе игровое начало преобладает. Тем более в стихийных дворовых играх, таких как «Триста», «В одни ворота», «В одно касание» и т. п. – подобных только в своей местности мы зафиксировали более десятка.

Но о полупереходности в игре мы уже не раз писали и публиковали [17, 76-80, 96 и др.]. Здесь подчеркнём только одно: полупереходность делает игру незаменимо важным средством развития человека, особенно в детстве. С. Л. Рубинштейн называл игру практикой развития [12, 72], что можно понимать как осуществление, обеспечение развития, а развитие в сущности своей и есть переход из одного состояния в другое, новое. Правда, переходы в новые состояния происходят не только с помощью игры, но для игры в них её главная, на наш взгляд, функция, назначение, почему и дополнено общее для всего развивающегося свойство переходности свойством специфическим – полупереходностью.

Свойство игры быть не полным переходом, а движением «то туда, то сюда», отмечено у некоторых народов в их языках. Ещё Е. А. Покровский отметил, опираясь на немецкие научные источники, что «у немцев древнегерманское слово spilän означало лёгкое плавное движение, наподобие качания маятника, доставляющее при этом большое удовольствие» [13, 1]. Движение «туда и сюда» (hin und her bewegung) выделял среди главных признаков игры Ф. Бойтендайк [11, 14]. Х. Г. Гадамер, по утверждению М. Т. Рюминой, «поставивший понятие игры в центр своей эстетики», отмечал, что «центральным его смыслом остаётся движение туда и обратно, не связанное с определённой целью [18, 103]. Анализируя употребление слова «игра» в разных языках, М. Н. Эпштейн пришёл к выводу; «Значит, слово «игра» применяется к таким процессаv, где постоянно чередуются противоположные состояния, плюс меняется на минус, где постоянна только перемена» [19, 300].

Однако эти и другие писавшие на ту же тему авторы опираются лишь на отдельные конкретные примеры игр, что чревато недостаточной полнотой, односторонностью выводов и аналогий. Специальное рассмотрение целого массива переходных форм и состояний игры приводит к несколько иным выводам, чем приведённые. Колебательные движения у игры иные, чем у маятника. Тот, при всех его движениях «туда и сюда», сам не изменяется, развиваясь, и не создаёт развития. Игра же служит средством развития, переходов в новые состояния. Но служит особым образом, что можно обозначить словами «полупереходы», «полупереходность». Полупереход – это переход лишь частичный, скорее всего лишь на время, так сказать «разведовательный», примерочный, пробный, как будто, как бы «переход». Если оказался неподходящим или истекло его время, то совершается полупереход обратно, в прежнее положение и состояние, что делает пробование, «примерку» нового положения, состояния, роли относительно безопасными и лёгкими по осуществлению, доступными даже детям. В то же время игровой полупереход может быть укреплён средствами неигровыми, дополнен ими до перехода игры в полуигру – в игру-учение (так называемые дидактические игры – это в сущности полуигры), игру-труд, игру-общение, игру-спорт и т. д. В них (по сравнению с развлекательными играми и забавами) польза для развития уже мало у кого из воспитателей вызывает сомнения.

Будучи педагогами по профессии, мы с единомышленниками выбрали в качестве основной классификацию игровых явлений по их функциям в воспитании и развитии человека, хотя используем и другие, более частные классификации [16, 12]. Воспитание и развитие – внутренне противоречивый, но всеохватывающий процесс, в который так или иначе включены все классы, рода и типы игр, причём возможна как «сетевая», одноуровневая (внутри общего для них класса, рода, типа), так и иерархическая систематизация игровых форм, позволяющая рассматривать их в динамике поступательного развития и коммуникациях между уровнями.

Классификация дополнена другими видами систематизации, в том числе периодизацией исторического развития игровой культуры. Выявлено, что современный период отличается наибольшим динамизмом и стремительным расширением многообразия игровых форм при их нарастающей субъективной дифференциации – социальной, этнорелигиозной, возрастной, гендерной и др. Требуется постоянный мониторинг игровой и во многом совмещённой с ней празднично-игровой культуры. Начиная с 1971 г. периодически проводились полные «срезы» состояния по всем классам, родам и типам общей классификации игр, в которую отдельными типами входят и игровые праздники, обряды. Наблюдение, беседы, изучение и коллекционирование игр, игрового и празднично-игрового снаряжения ведeтся постоянно, активно действует с 1978 г. музей игры, игрушки, праздника и архив КДИ.

Наш и другие известные нам мониторинги показывают, что за последние два десятилетия ещё более ускорилось дифференцированное развитие субъектов игровой культуры – от отдельных личностей и их групповых, коллективных объединений до субъектов этнонациональных. Однако это ускорение не столько позитивного развития, сколько негативного. Игровой бизнес насаждает игры, несущие быструю наживу, невзирая на явный вред игр азартных, значительной части компьютерных игр, игровых автоматов, игрушек-уродцев из токсичных материалов и т. п. Традиционные народные игры и игрушки вытесняются как нежелательные конкуренты. Игровой репертуар школьников и даже дошкольников обедняется, примитивизируется, деградирует. И всё это при том, что потенциал (совокупность всех возможностей) современной игровой культуры быстро растёт, а уже и прежде был способен служить естественным регулятором полноты и гармоничности воспитания и развития личности, разумеется, при обеспечении социальных и педагогических условий для этого [17, 87-90]. Совокупность классов и родов (подклассов) игр охватывает все основные стороны воспитания и развития личности [там же, 67-88].

Если становятся актуальными какие-то новые стороны развития, то быстро находятся виды игр, которые при некоторой модификации начинают удовлетворять новые потребности, или же создаются принципиально новые типы и даже новые рода игр. Так, в конце ХХ в. в классификацию игр пришлось включить особый род игр, способствующих освоению новых информационно-коммуникативных технологий – игры компьютерные, в Интернете, с мобильниками, другие рождаемые современными технологиями. Это связано со вторым основным свойством игры – взаимной дополняемостью игрового и неигрового.

Достаточно широко признано свойство игры дополнять те стороны развития играющего, которые недостаточно развиваются в серьёзном (не игровом) поведении. Девочке надо научиться нянчить младенца-брата, но мама боится доверить это девочке. Та начинает нянчить свою куклу, вроде бы копируя действия матери. Но это только как будто нянчание, а на деле совсем другая деятельность – игра в нянчание, во многом альтернативная по своей логике и результатам деятельность. Это сразу же проявилось бы, если мать тоже начала бы только «как будто нянчить» ребёнка. Здесь мы сталкиваемся с необходимостью учёта принципа дополнительности в его особой психолого-педагогической модификации – дополняемостью серьёзной деятельности принципиально иной, во многом несовместимой с ней игрой.

Второй стороной такой дополняемости является необходимость и возможность дополнять игру реальным обучением и практикой [17, 97], без чего в данном случае игра в «нянчанье» не поднимится до реального навыка нянчить младенцев. Воспитателям надо учитывать как возможности игры дополнять реальное обучение и практику, так и необходимость подкрепления результатов игры реальным обучением и практикой. Таким образом, применяя игру как средство воспитания, нужно учитывать её взаимную дополняемость с неигровым, будь то ученье, труд, спорт, искусство и т. д.

Подобная дополняемость свойственна также игровым праздникам. В них праздничное дополняется игровым и наоборот. Праздник можно определить как чествование памятного (действительного, мифологического) или только что случившегося радостного события путём выделения свободного (праздного, порожнего) от обычных дел времени и места с осуществлением целых комплексов особых праздничных действий – провозглашения праздника, поздравления с вызвавшим его событием, приглашения гостей, рекламы, выставок, специальных изданий, нарядного оформления, музыки, традиционных обрядов, ритуалов (на религиозных празднествах даже сакральных – «священных»), официальных церемоний, парадов, фейерверков, развлечения зрелищами, играми, соревнованиями, включения участников в сюжетно-ролевое игровое действо, чествования отличившихся, награждения, подарков, сюрпризов, угощения, наслаждения искусством, природой, установления доброжелательного, дружелюбного общения с введением необычных ролей, неожиданных положений (ряжение, выбор партнёров по жребию, по «велению судьбы» и т. п.) и многого другого, что отбирается, конечно, в соответствии с особенностями характера каждого конкретного празднества.

Игры здесь представлены дважды и в разных ипостасях. В первом случае это включение игр как одного из многих элементов, дополняющих праздничное изобилие. Причём берутся не любые игры, а только подходящие для данного праздника. Наиболее соответствующие празднику игры становятся традиционными для него, в полном смысле «праздничными играми». Это у русских, например, катания с гор и на лошадях на Масленицу, «вербохлёст» на Вербное Воскресенье, качели и катание яиц на Красную Горку, девичьи хороводы на Троицу; конные игры типа «Козлодрание» и «Белая палочка» у степных народов; массовые игры с пением и танцами в Прибалтике и др.

Сюжетно-ролевое игровое действо – один из ведущих структурных компонентов именно игровых праздников (выше приводились составные элементы праздника в его широком понимании). Речь идёт не о широко используемой сейчас театрализации с её исполнением чётко расписанных ролей, сюжетных ходов и финала. Игровое действо импровизационно как в ведении выбранных по желанию ролей, так и по создаваемым неожиданностям в сюжете, возможности сюрпризов, случайностей, неполной предсказуемости финала. Игра есть игра. В то же время это игра особого рода, подчинённая основному смыслу и назначению данного праздника, выполняющая роль своеобразного игрового ритуала. Таковы, скажем, хождение ряженых на Святках, привоз, осмеяние и сжигание чучела Масленицы, карнавальные шествия в Европе или Америке и др. К сожалению, многие режиссёры современных празднеств не владеют организацией во многом стихийного игрового действа и предпочитают использовать заказную театрализацию, а из игр – простейшие по организации аттракционы и т. п.

Помогает овладеть организацией празднично-игрового действа использование механизма последовательных полупереходов. Успешная разработка и организация игрового действа для самых разнообразных традиционных и новых празднеств стали для нас одной из основ разработки метода полупереходности. Но это уже особая тема для будущих выступлений. Следует отметить взаимосвязь и обоюдную поддержку свойств полупереходности и взаимной дополняемости игрового с неигровым. Из внешних практических подтверждений особенно ярким можно считать праздник «Неделя игры и игрушки» в МГДД(Ю)Т, уже многие десятилетия показывающий эффективность взаимной дополнительности игры и праздника, а если проанализировать, то и полупереходности.

Опора на выявленные свойства ПИК открывает перспективы успешного разрешения противоречий в затрудняющих педагогов логических оппозициях:

– игрового и «серьёзного» (неигрового);

– игровых импровизаций и чётко институциализированных праздников;

– этнонациональных и общечеловеческих свойств ЭНПИК;

– традиционных и иннованицонных структур применения ЭНПИК в воспитании; также ряд других.

Разрешению противоречий между серьёзным делом (учение, труд, спорт и т. д.) и игрой как раз и способствуют в первую очередь выделенные нами свойства взаимной дополнительности игрового с неигровым и полупереходности. Но эти свойства служат при разрешении и других противоречий. Противоречие между этнонациональной самобытностью и соблюдением общечеловеческих норм и ценностей приобрело в последние десятилетия острую актуальность не только социально-культурную и педагогическую, но уже и социально-политическую ввиду нагнетания глобализации в проамериканском варианте с подменой общечеловеческих ценностей квазилиберальными. Актуализируются проблемы этнонациональной политики «как совокупности мер, направленных на обеспечение реального равноправия этносов», включая воспитательное направление, которое «ориентировано на формирование у всех граждан, начиная с детских лет, чувства национальной гордости при одновременном воспитании глубокого уважения к языку, культуре, самобытным особенностям, обычаям и традициям других народов [10, 468].

Решению названной задачи должен был способствовать этно-региональный (национально-региональный) компонент, введённый по Закону «Об образовании» 1992 г. В компонент одними из первых вошли традиционные этнонациональные игры и праздники, что опиралось как на понятные педагогические соображения, так и на политику республиканских и региональных органов власти. Стали активно культивироваться национальные празднества с включением традиционных игр, обрядов, ритуалов в их взаимной дополнительности. Это стимулировало новое оживление изучения ЭНПИК, подобно тому, как было при подготовке республиканских разделов для свода игр народов СССР в первой половине 1980-х гг. Но тогда от авторов требовались только игры, а они описывали и национальные праздники, доказывая, что это неразделимо. Теперь начиналось с праздников, которые быстрее конституируются (признаются и поддерживаются), так как ярко выражают этнонациональные нормы и ценности, сплачивая этим этнос в нацию. Праздники удачно дополняются этнонациональными играми, которые тоже выигрывают от интеграции в ЭНПИК, достигая вместе с праздниками конституирования, т. е. институализируются.

Такую «взаимопомощь» мы заметили и использовали при проводившемся нами возрождении традиционных национальных игр и праздников, а в сущности ЭНПИК, хотя тогда ещё не пользовались таким термином. Конечно, КДИ были лишь одним из примеров объединений, занимающихся возрождением ЭНПИК, взаимодействовали с другими, что отражено, например, в цикле телепередач о возрождаемых народных играх и праздниках «Мы идём искать», в фильме «Час потехи» и др.При этом разрешалось противоречие, выраженное в оппозиции традиционного и нового (теперь – инновационного).

Возрождаясь после незаслуженного забвения, традиционное воспринимается часто как новое – «хорошо забытое старое». Происходит при этом и некоторое внутреннее обновление традиционного, без чего оно не прижилось бы в новых условиях. Но обновление должно быть «в меру», не нарушая сущности. Мера нащупывается путём пробных полупереходов, что позволяет сохранять преемственность даже при лишь частичном использовании традиционных форм в создаваемых новых игровых праздниках – в КДИ это, например, «Встреча Лета Красного», Пушкинский праздник, «Осенние игрища» и др. Такие опытно-экспериментальные новшества сочетались у нас с анализом достаточно широкого подобного же опыта, и это позволило выявить, что осуществимость интеграции, интегративный подход в целом основаны не только на общности интегрируемых явлений, как это принято считать [8, 40], но и на их взаимном дополнении друг друга. По-видимому, это закономерное свойство интеграции, так как оно выявлено нами и при изучении интеграции игры и праздника в целостную ПИК, целостные ЭНПИК.

Однако любая закономерность реализуется на практике не всегда, а только при соответствующих условиях. Процесс постепенной интеграции многих ЭНПИК в целостную общенациональную ПИК в 1980-х годах шёл интенсивно, что отмечено в предисловии к «Играм народов СССР» [14, 3]. Одной из ярких форм этого были Всесоюзные фестивали народного творчества. Фестиваль – это полупереходная форма между официальным смотром и праздником, о чём свидетельствует сама этимология слова (от лат. festivus – праздничный). С опорой на успех возрождаемых КДИ и другими объединяемыми Советом ПИК коллективами игр и игровых обрядов при проведении культурных мероприятий XXII Олимпийских игр (1980 г.), XII Всемирного фестиваля молодёжи и студентов (1985 г.) в Москве родилась в Совете ПИК идея организации специального фестиваля игр народов СССР (а возможно, и шире). Для начала был проведён в 1989 г. детский фестиваль игр народов СССР совместно Советом ПИК, Международным обществом друзей игры и Московским городским Дворцом пионеров, на базе которого проходил фестиваль, с участием делегаций из многих республик.

Фестиваль прошёл с успехом и завершился единодушным решением выступить с предложением о проведении Всесоюзного фестиваля игр народов СССР с приглашением зарубежных участников и гостей. Начала разрабатываться программа. Предложение поддержала «Пионерская правда». Мощное издательство «Прогресс» начало готовить два издания «Игры народов СССР» на иностранных языках, но условия в стране уже радикально менялись – готовился развал СССР, и вся начатая подготовка прекратилась. Условия 1990-х гг. хорошо известны. Республики «разбрелись по национальным квартирам», добиваясь получения как можно большей автономии или даже полного отделения от Центра. Во многих случаях это привело к этноцентризму, противостоянию с другими этносами, межнациональным конфликтам, ксенофобии и т. п. Даже полезный в своей основе национально-региональный компонент образования часто извращался путём объявления его приоритета над федеральным, общероссийским, и его пришлось отменить.

Были и достижения – прорывы в развитии этнонациональных культур, включая ЭНПИК. Но самоизоляция уже начинает показывать ограниченность своих возможностей и перспектив. К тому же далеко не все отступились от идеи межнационального сотрудничества. Развивали свою деятельность в этом направлении многие празднично-игровые и игровые объединения, Совет ПИК. В МГДД(Ю)Т создан свой авторитетный Совет ПИК, проведён целый цикл конференций по проблемам ПИК, этнокультурного развития мира детства с изданием сборников научно-практических материалов. А теперь уже и в более широких масштабах зреет понимание необходимости взаимодействия ЭНПИК, добровольной и «мягкой» интеграции в составе общенациональной (общероссийской) культуры для совместного достойного вхождения в мировую [20, 105-137].

Необходимый этап на пути к этому – обновление ТМО развития культуры, в том числе всего многообразия ЭНПИК. Но обновление нельзя путать с полной заменой. Среди теоретических основ развития и игровой, и праздничной культур много неустаревающих теоретических положений: о необходимости и пользе применения в воспитании игр и праздников, об обязательности учёта при этом индивидуальных, половых и возрастных особенностей субъектов воспитания и т. д. – о чём существуют целые библиотеки литературы и других источников. И всё же целостная педагогическая теория игры и праздника не создана. Для этого не хватает некоторых связующих звеньев, именно связующих, самой спецификой которых является соединение различных явлений в целостность.

Одним из таких связующих звеньев выступает празднично-игровая культура и её вариативные проявления – различные ЭНПИК. Их изучение с опорой на обновляемые методологические принципы выявляет те свойства, которые способствуют интеграции составных частей в целостность. Установлено, что необходимыми теоретическими основами успешного изучения и практического использования воспитательного потенциала ЭНПИК служат выявленные в игровой и празднично-игровой культуре свойства полупереходности и взаимной дополняемости игрового с неигровым, а также значение этих свойств для процесса интеграции в её тоже обновлённом понимании, как основанной не только на общности, но и на дополнительности соединяемых в целостность явлений.

Список литературы

1. Фельдштейн Д. И. Взаимосвязь теории и практики в формировании психолого-педагогических оснований организации современного образования // Психолого-педагогическое обеспечение национальной образовательной инициативы «Наша новая школа» (Москва, 14 – 16 ноября 2010 г.): Материалы 6-й Всерос. н.-практ. конф. – М.: МГППУ, 2010.

2. Филонов Г. Н. Междисциплинарное исследование процесса воспитания // Педагогика. 2010. – № 9. – С. 3-9.

3. Меняющаяся социальность: новые формы модернизации и прогресса / Отв. ред. В. Г. Федотова. – М.: ИФ РАН, 2010. – 274 с.; Новые подходы к изучению человека в контексте социокультурной эволюции: Материалы Междунар. науч. конф. – Бийск: БПГУ, 2010; Эпистемология: новые горизонты: Материалы конференции 24-25 июня 2010 г. Москва, Институт философии РАН. – М., 2011; Психология: новые направления, методы, результаты. Учеб. пособ. – М.: МГИИМ, 2010. – Часть 1; Жилина В.А. Идеология: новый взгляд: монография. – Новосибирск: ЦРНС, 2009.

4.Г ранатов Г. Г. Метод дополнительности в педагогическом мышлении // Педагогика. –1995. – № 1. – С. 45-51.

5. Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. Изд. 4-е. – М.. 1981.

6. Ушинский К. Д. Человек как предмет воспитания (Опыт педагогической антропологии // Собр. соч. – М.: Изд-во АПН РСФСР, 1980. – Т. 8-10.

7. Волков Г. Н. Этнопедагогика. – Чебоксары, 1974.

8. Педагогический словарь: учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений / Под ред. В. И. Загвязинского, А. Ф. Закировой. – М.: «Академия», 2008.

9. Новиков А. М. Методология образования. Изд. 2-е. – М.: «Эгвес», 2006. – 488 с.

10.     Бабосов Е. М. Социология. Энциклопедический словарь. – М.: «Либроком», 2009.

11.     Эльконин Д. Б.Психология игры. – М.: Педагогика, 1978.

12.     Рубинштейн. Основы общей психологии. В 2-х тт. Т. 2. – М., 1989.

13.     Покровский Е. А. Детские игры, преимущественно русские. – М., 1887.

14.     Игры народов СССР / Сост. Л.В.Былеева, В.М.Григорьев.- М.: Физкультура и спорт, 1985. – 269 с.

15.     Участникам экспедиций по собиранию и изучению народных игр / Подготовил В.М.Григорьев. – М.: ЦДЭТС Министерства просвещения РСФСР, 1976.

16.     Методика собирания и изучения народных игр. Изд. 2-е, доп и переработ. /Автор-составитель В. М. Григорьев. – М.: ЦДЮТур Минобразования РФ, 1992.

17.     Григорьев В. М. Этнопедагогика игры: Монография. – М., 2008.

18.     Рюмина М. Т. Эстетика смеха: смех как виртуальная реальность. Изд. 2-е, испр. – М., 2006. – 320 с.

19.     Эпштейн М. Н. Постмодерн в русской литературе: Учеб. пособие для вузов. – М.: Высшая школа, 2005. – 495 с.

20.     Мир игры на рубеже тысячелетий / Под ред. В. М. Григорьева. – ОДИ-International, 2003. – Ч. 1.

РОЛЬ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

В СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ И РАСШИРЕНИИ

СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА ДЕТСТВА

Фомина А. Б. (Москва)

В середине 1990-х гг. прошлого столетия внешкольные учреждения перешли в новое качественное состояние – учреждений дополнительного образования детей. Это предопределило значительное расширение содержания и социально-педагогического арсенала средств их деятельности, поиск инновационных технологий организации образовательного процесса и культурно-досуговой деятельности.

УДОД – основные социальные институты, работающие в сфере свободного времени детей. Педагогические коллективы этих учреждений реализуют множество образовательных, социально-воспитательных, культурно-досуговых программ, организуют для детей познавательную, рекреативно-оздоровительную, игровую, информационно-коммуникативную и трудовую деятельность. При этом в рамках свободного времени дети добровольно выбирают в УДОД те виды деятельности и программы, которые для них наиболее значимы и привлекательны. Поэтому для педагогических коллективов данных учреждений важнейшая задача состоит в том, чтобы содержательное заполнение свободного времени детей имело социально-значимый характер, способствовало достижению жизненных успехов личности, обеспечивало культурный досуг, повышало качество образования и социокультурного развития детей.

Наполнение детского досуга социально-значимым смыслом, формирование у самих детей практических навыков содержательного проведения своего собственного свободного времени и досуга своих сверстников является для образовательно-воспитательных учреждений в условиях значительного снижения культуры российского общества - задача сложная. Это обусловливает потребность совершенствования и расширения социокультурного пространства детства в масштабах всей страны, усиления межрегионального и межведомственного взаимодействия, объединения усилий всех заинтересованных сторон в содержательном наполнении свободного времени детей, в развитии празднично-игровой культуры в социокультурном пространстве детства.

УДОД – как социокультурное пространство – система открытая. Она имеет множество связей и отношений с окружающей социальной и природной средой, которые обеспечивают ее функционирование и развитие. Социокультурное пространство УДОД содействует формированию у ребенка активной мотивации к познанию и творчеству и выступает своего рода мегасферой социализации и воспитания личности. В единстве всех своих структурных компонентов (природные и вещественные факторы, базовые ценности, традиции, установленные правила и нормы, субъектное окружение ребенка, образовательная и разнообразные неучебные виды деятельности: праздники, массовые досуговые мероприятия, экспедиции, экскурсии, социально-ориентированные акции и др.) социокультурное пространство оказывает на ребенка как целенаправленное педагогическое воздействие, так порой и стихийное косвенное влияние. Однако оно и само изменяется под влиянием деятельности всех его субъектов (педагогов, детей, родителей).

В социокультурном пространстве Московского городского Дворца детского (юношеского) творчества) – крупнейшего УДОД России – особое место занимают празднично-игровые мероприятия: праздники (Неделя игры и игрушки, Неделя книги, Новогодние праздники, в том числе праздник «Ёлка на воде» в бассейне Дворца, Международный день защиты детей), разнообразные спортивные, фольклорные и иные праздники, экскурсионные поездки, гастроли, организация тематических клубов и проведение клубных дней и многое др.).

Праздник во Дворце – это особая форма творческого самовыражения и духовного обогащения детей, и его цель состоит в познании юными гражданами столицы окружающего мира, развитии их морального сознания и нравственных чувств, эстетических воззрений, навыков организатора, умении постигать человеческую науку общения. Праздник основан на ценностях общения (отношений), ценностях переживаний (коллективных) и ценностях творчества (в разных видах деятельности). Эмпатийное единство участников праздника (детей и взрослых) помогает созданию модели общественного поведения личности, способствует свободному ориентированию в жизненных ситуациях, развитию творческих способностей.

Участие в праздничном действии в существенной степени формирует инициативность, уверенность в себе, настойчивость, искренность, честность ребят. Коммуникативный характер праздника настолько очевиден, что сама система детских праздников, организуемых коллективом Дворца, превращается в мощный социо-культурный фактор и сильное средство педагогического воздействия на детей.

Праздник можно рассматривать и как комплексную форму культурно-просветительной работы, все элементы которой объединены одной темой при активном участии посетителей, с использованием праздничных атрибутов, использовании элементов театрализации и игровых эпизодов.

Важное значение в проведении детских праздников – их связь с историей конкретного региона, страны и края, с культурным наследием народа. Тематика детских праздников в последние годы становится более разнообразной (праздники военно-патриотические, литературно-художественные, фольклорные, профессиональные и т. д.)

Использование педагогическим коллективом Дворца такой формы работы как праздник обогащает духовные контакты взрослых и детей. Взаимное сотрудничество МГДД(Ю)Т и семьи, деятельное освоение знаний и процесс творчества – эти три ключевых момента способствуют изменению ситуации в формировании социокультурного простанства детства. Семейная аудитория становится побудительным стимулом для переоценки представлений о сущности образовательной и культурно-досуговой деятельности Дворца, для поиска новых форм общения в сфере свободного времени и содержательного досуга. Ведь необходимость приобщения детей к основам культуры продиктована извечным желанием родителей воспитать ребёнка, способного к наслаждению прекрасным, потребностью любого цивилизованного общества. Характер приобщения к искусству детей определяет все последующие связи взрослого человека с миром искусства. Поэтому раскрытие творческого потенциала будущей личности во Дворце начинается с ранних лет. Сегодня особенно важным является обращение к потенциалу семьи, учитывая современный кризис образования, культуры, который жестоко затронул празднично-игровую культуру детей и их родителей. Семья подвержена всем современным влияниям, и в то же время является главной сферой действия традиционной народной педагогики и празднично-игровой культуры.

Эффективность праздников и массовых мероприятий, проводимых коллективом Дворца, значительно повышается за счет введения в праздничное действо игровых элементов. Ведь игра и праздник – самые яркие элементы детской жизни. От их разнообразия, наполненности интересным познавательным содержанием, эффективной методики, возможности активного творческого участия детей в их подготовке и проведении во многом зависит «качество» их социализации. Поэтому во Дворце особое внимание уделяется тому, чтобы дети были не пассивными зрителями праздничных и игровых мероприятий, а сами становились разработчики игр и программ праздников, а в процессе их проведения могли выступать в роли артистов, помощников режиссера, консультантов, ассистентов, инструкторов, костюмера и др.

В настоящее время традиции праздничной игровой культуры, накопленные в МГДД(Ю)Т, активно используются в УДОД, общеобразовательных школах, в детских оздоровительных лагерях как на уровне города Москвы, так и регионов России. Опыт организации детских праздников широко представлен в изданиях МГДД(Ю)Т.

C целью широкой трансляции в массовую практику накопленного опыта, совершенствования научно-практической и художественно-педагогической работы по освоению сферы празднично- игровой культуры современного мира детства и решения важных художественно-педагогических задач (отработка системы взаимодействия всех субъектов – участников творческого процесса создания праздника; поиск новых технологий и программно-методического обеспечения детских праздников; совершенствование содержания традиционных и новых праздничных программ для детей; изучение, обобщение и внедрение в практику передового опыта работы других образовательных учреждений, в том числе других регионов, взаимодействие сфер образования и культуры и др.;) ведущими учеными-практиками МГДД(Ю)Т на протяжении целого ряда лет осуществляется межрегиональное сотрудничество в сфере празднично-игровой культуры детства (Григорьев С. В., Фролов А. С., Фомина А. Б.).

С 2001 г. в МГДД(Ю)Т, в Вологодской, Владимирской, Рязанской областях и ряде других ежегодно проходят научно-практические конференции по празднично-игровой культуре современного мира детства, в которых принимают участие специалисты образовательных и культурных учреждений по работе с детьми и молодежью многих городов России (города Москва, Санкт-Петербург, Вологда, Иркутск, Калининград, Кострома, Курск, Мытищи, Череповец и др., ДООЦ «Лесная Сказка» (г. Вологда), Государственный Педагогический университет (г. Курск), Вотчина Деда Мороза (г. Великий Устюг). Результаты подобного взаимодействия очевидны. Накопленный опыт МГДД(Ю)Т активно внедряется в массовую практику образовательных учреждений, детских оздоровительнызх лагерей, общественных объединений этих регионов.

Важно отметить, что на протяжении последних десяти лет совместными усилиями специалистов Дворца и образовательно-оздоровительных учреждений регионов России издаются совместные учебно-методические пособия, которые на Всероссийский конкурсах научно-методических разработок в сфере отдыха и оздоровления детей отмечаются высокими наградами. По результатам Всероссийского конкурса, проводимого Министерством образования и науки в городе Анапе, представленные научно-методические материалы в рамках реализации программы «Праздники Детства» были отмечены званием лауреата и дипломом в номинации «Фундаментальные и стратегические разработки проблемы празднично-игровой культуры» (2006 г.), дипломом лауреата (гран-при) «Всероссийского конкурса научно-методических материалов по организации отдыха и оздоровления детей» (2007 г). В 2010 г. дипломом гран-при отмечены мульти-медиа разработки Дворца по организации каникулярного времени детей (видеофильмы, подготовленные С. В. Григорьевым, А. С. Фроловым, А. В. Леонтовичем).

Научные разработки, выполненные высокопрофессиональными учеными-практиками Дворца, других УДОД, образовательно-оздоровительных учреждений регионов России, подкрепленные результатами собственной практической деятельности по таким составляющим как: научно-методическое, нормативно-правовое обеспечение, научно-исследовательская деятельность, празднично-игровая культура, модель воспитательной работы в условиях каникулярного времени детей, – широко внедрены в практику деятельности учреждений дополнительного образования детей, учреждений сферы отдыха и оздоровления детей и на протяжении 8 лет ежегодно отмечаются дипломами лауреата и гран-при. За последние 3 года отмечены дипломами лауреата и гран-при 14 научно-методических разработок работников МГДД(Ю)Т, в том числе и разработки, выполненные на договорной основе с образовательно-оздоровительными учреждениями регионов России.

На протяжении 2007 – 2010 гг. на Всероссийских форумах организаторов отдыха и оздоровления детей практика взаимодействия с Ярославской, Томской, Вологодской, Ленинградской областями и рядом других, по итогам которого подготовлена целая серия научно-методических пособий, отмеченных дипломом гран-при, получила достаточно широкое признание. На научно-практические конференции, посвященные проблемам празднично-игровой культуры, проводимые МГДД(Ю)Т в рамках «Недели игры и игрушки», стали приезжать и участники Всероссийских форумов организаторов отдыха и оздоровления детей (Санкт-Петербург, Саратов, Вологда, Кемерово и т. д.). Это свидетельствует о повышении роли межрегионального сотрудничества в совершенствовании празднично-игровых форм и повышении качества празднично-игровой культуры детства.

Отметим, что в рамках Форума на конкурсе научно-методических материалов за разработку и реализацию коммуникативно-игровой модели проведения лагерной смены, механизма реализации программ и методик определения результатов, дипломом лауреата отмечены программно-методические материалы по работе с семьей в условиях МОЦ ДОД «Единство» (Вологда), подготовленные совместно с работниками МГДД(Ю)Т С. В. Григорьевым, А. С. Фроловым.

За развитие празднично-игровой культуры и пропаганду ведущей роли игры в мире детства отмечен комплект научно-методических пособий и программно-методических материалов по развитию празднично-игровой культуры (авторы С. В. Григорьев, Д. Л. Монахов, А. С. Фролов, В. С. Мягкова, Л. А. Нисловская, В. В. Панфилов, Е. А. Ефимова).

За развитие интеллектуально-рекреационного потенциала детей в каникулярный период через игру на основе поэтического наследия дипломом Лауреата отмечено методическое пособие «Игра сменяется игрою…». Народные игры в жизни и творчестве А. С. Пушкина (авторы Е. В. Борисов, А. В. Княгинин). Отмечено также методическое пособие «Развитие социально-краеведческой деятельности детских оздоровительных лагерей на основе музейной педагогики» (авторы А. Б. Фомина, Н. С. Фомин, И. В. Кузнецова, Л. Н. Владыкина, С. В. Варламов, Томск, 2008 г.).

За новые подходы к научному осмыслению и практической реализации проблемы организации каникулярного времени детей в УДОД дипломом гран-при отмечена практикоориентированная монография «Социокультурная деятельность учреждений дополнительного образования детей в современных условиях» под научной редакцией А. Б. Фоминой (авторы А. Б. Фомина, Н. С. Фомин, Д. Л. Монахов, Н. В. Кленова, С. В. Григорьев, А. С. Фролов).

При поддержке Департамента образования Вологодской области, Детского оздоровительно-образовательного центра «Лесная сказка», Департамента образования города Москвы, Московского городского Дворца детского (юношеского) творчества (при содействии Международного общества друзей игры) проведены следующие семинары и круглые столы:

2 августа 2003 г. – научно-методический круглый стол «Дети и взрослые: проблемы взаимопонимания» (на материале педагогического опыта ДООЦ «Лесная сказка»)»;

25 июня 2004 г. – семинар-практикум «Проблемы, возникающие в период адаптации к условиям ДООЦ “Лесная сказка”»;

29 января – 31 января 2009 г. – семинар «Дополнительное образование – фактор развития и становление личности ребёнка»;

21 января – 23 января 2010 г. – семинар «Интеграционный потенциал празднично – игровой культуры»;

Выпущены методические сборники:

1.   Концепция развития ДООЦ «Лесной сказки 2002 – 2007 – 2012 гг.». (2002 г.).

2.   «Лесная сказка в Берендеевом царстве» (2003 г.).

3.   «Дети и взрослые: проблемы взаимопонимания и взаимодействия» (2003 г.).

4.   «Научно-методические обеспечения оздоровительно-образовательной и празднично-игровой деятельности» (2004 г.).

5.   «Лесная сказка» круглый год» (2008 г.).

6.   «Игра – праздник – воспитание: социокультурное развитие в детском оздоровительно – образовательном центре» (2009 г.).

7.   «Праздник – Игра – социализация личности» (Интеграционный потенциал празднично – игровой культуры) (2010 г.).


РАЗДЕЛ 2. ИЗ ИСТОРИИ ПРАЗДНИЧНО-ИГРОВОЙ

КУЛЬТУРЫ ДВОРЦА – 75-ЛЕТИЕ МГДД(Ю)Т

 

 

ИГРЫ ШКОЛЬНИКОВ СЕГОДНЯ

Минскин Е. М. (Москва)

Историческая справка.

Предлагаемая вниманию наших читателей статья крупного специалиста в области игры, организатора игротек в Одессе (1935 г.) и в Москве (1946 г.), руководителя отдела игр и развлечений Московского городского Дворца пионеров и школьников, Ефима Марковича Минскина (1906 – 1987) написана почти сорок лет назад (см. Народное образование. – 1974. – № 7. – С. 78-81). В ней он обращается к проблемам, не потерявшим своей актуальности и поныне.

Ефим Маркович в своих публикациях не раз указывал на значение игры как педагогического инструмента, на необходимость изучения игр и использования их огромного педагогического потенциала. Постоянно ратуя за внимание педагогов к игре, в 1960-е гг. на всесоюзных и республиканских семинарах, проводимых в МГДПиШ, Ефим Маркович не раз подчеркивал необходимость изучения «вольных» игр школьников, распространял среди слушателей анкеты по играм, получая впоследствии по почте результаты из многих городов страны.

Е. М. Минскин был одним из инициаторов выработки немаловажного документа – Постановления «Об усилении внимания комсомольских организаций, органов народного образования и советов спортивных обществ и организаций к использованию игры в коммунистическом воспитании детей и подростков» (1967 г.). Следствиями принятия этого документа были и организованный радиопередачей «Пионерская зорька» пионерский «Всесоюзный поход за играми», и проведение в 1967 – 1968 гг. на базе Всероссийского пионерского лагеря «Орленок» слетов юных затейников и организаторов пионерских игротек, и организация в 1968 г. всесоюзных конкурсов по сбору любимых детских игр.

В эти годы в русле этих мероприятий выдвинулся, вырос и возмужал хорошо известный нашим читателям Клуб друзей игры – Клуб интернациональной дружбы из пос. Лесной городок Одинцовского района Московской области, много сделавший в деле собирания, изучения и возрождения игр.

Многое из того, к чему призывал Е. М. Минскин, было в последующие годы успешно реализовано: строительство детских игровых площадок, активизация издания и переиздания соответствующей литературы, деятельность лаборатории игровой деятельности пионеров и школьников в структуре Академии педагогических наук (1980 – 1990). Педагоги – теоретики и практики – обратились к изучению детских игр и применению их в своей работе. В 1974 г. (год публикации статьи) было защищено 3, в 1984 г. – 10, а в 1994 – 37 диссертаций по психологическим и педагогическим специальностям, посвященных разным аспектам умственных, дидактических, подвижных игр детей и подростков.

К сожалению, обеднение репертуара детских игр, снижение игрового возраста, охарактеризованное Е. М. Минскиным как «наступление на детство», детская гиподинамия – эти верно отмеченные автором тенденции не остановлены. Игровые формы нашли свое место в учебном процессе, особенно в младшей школе, но часто уже без соблюдения необходимой меры: именно так следует оценить, например, простановку учителем в тетрадях учеников вместо отметок – «смайликов». Кардинальные изменения в социальной и экономической жизни страны, более серьезные, чем отмеченные Ефимом Марковичем «изменения в укладе жизни», повлияли на структуру детского и взрослого досуга, на детско-родительские отношения, на многие ценности и приоритеты, в том числе и игровые.

Специалисты обращают внимание на проникновение игры, игровых элементов в иные сферы реальности человеческой жизни (работа, семейные отношения, распределение социальных ролей и статусных позиций, политика, искусство и т. д.); наблюдается сдвиг ценностных ориентаций из сферы труда в сферу массового потребления, досуга и развлечений. Стремительно развивающийся бизнес развлечений захватывает и область педагогики, где игра является лакомым куском. Альтернативой является сохранение по отношению к играм и развлечениям рациональной дистанции, самоконтроля, удержание игровой стихии в рамках социальных норм и правил.

Наследники Е. М. Минскина, современные педагоги и психологи продолжают работу в этом направлении, сознавая, что нынешние дети не менее, а даже более, чем в 1974 г., нуждаются в хорошей, здоровой подвижной игре, в добрых, умных, гуманных забавах и развлечениях.

Е. А. Ефимова

 

Приходилось ли вам наблю­дать за играми детей? Речь идет не о тех играх, которые проводит учитель физкультуры, массовик в клубе или парке, а об играх самодеятельных (или, как их еще называют, «воль­ных»), которые дети затевают сами, без участия и руководства взрослых, дома, а лестничной клетке, во дворе, на улице? Именно они составляют ос­нову игровой деятельности детей и, следовательно, по своему воздейст­вию имеют решающее значение. К сожалению, этой, в известной сте­пени интимной, стороной жизни де­тей никто серьезно не интересуется. Даже самые лучшие учителя, классные руководители, которые хорошо знают каждого из своих воспитанни­ков, об их любимых играх ничего обычно не знают, не знают о том, как они себя в этих играх ведут – актив­но или пассивно, честно или нечест­но, придерживаются установленных правил или нарушают их, считаются с интересами товарищей или только со своими, и вообще – играют ли, где, с кем, когда и сколько.

Не интересуется самодеятельны­ми играми детей (особенно вне до­ма) и большинство родителей. Если мальчик или девочка выбегают во двор погулять, поиграть, родители следят главным образом за тем, что­бы дети не подрались, не ушиблись, не «нахулиганили», не «заигрались» и вернулись домой вовремя. Содержа­ние же игр, позиция, которую в них занимает сын или дочь, – все это ос­тается вне поля зрения родителей, да и проследить за этим, если бы и бы­ло такое желание, не очень просто.

А между тем самодеятельные игры детей заслуживают самого серь­езного внимания, ибо им принадле­жит далеко не последняя роль в формировании личности ребенка, его мировоззрения, отношения к людям.

Мы задались целью проследить за тем, какие игры бытуют в настоя­щее время среди детей, каково их содержание, степень распростране­ния, какое место по времени они за­нимают наряду с другими занятиями в часы досуга. Сделать это оказалось нелегко. Понадобилось несколько лет для того, чтобы собрать материал, необходимый для выводов и обобще­ний, в достаточной мере обоснован­ных и объективных. При этом были использованы различные формы и методы сбора и накопления мате­риала.

В течение всех этих лет мы про­водили непосредственные наблюде­ния за играми детей во дворах, на улице, в скверах – и результаты на­блюдений записывали. Масштабы этих наблюдений были, к сожалению, невелики. Значительно больше дала разработанная нами анкета. Нам уда­лось опросить 5 тыс. детей из IIIVII классов, главным образом в Мо­скве и Московской области, а также в некоторых других городах. В этом нам большую помощь оказали пио­нервожатые, воспитатели, классные руководители, участники различных всесоюзных конференций и семи­наров. Мы обратились к детям так­же и по телевидению после одной из передач из Московского Дворца пио­неров.

Отвечая на вопросы нашей анке­ты, дети должны были перечислить игры, в которые они играют в школе, дома, во дворе, на улице, и назвать 5–6 своих самых любимых игр.

Массовый опрос помог составить более полное представление о быту­ющих в настоящее время в детской среде играх и степени их распростра­нения. Его недостаток состоял, одна­ко, в том, что по одним лишь наиме­нованиям игр не всегда можно было определить их содержание (попада­лись не известные нам наименования, одни и те же игры, как оказалось, в разных местах называются по-разно­му, имеются совсем не равнознач­ные в воспитательном отношении ва­рианты игр и т. п.). Восполнить этот пробел удалось при содействии «Пионерской зорьки», объявившей «Все­союзный поход за играми». Детям предлагалось прислать описание тех игр, которые они больше всего лю­бят и в которые чаще играют. Посту­пило более 1,5 тыс. писем (тетрадей, блокнотов, папок) из разных районов страны, от городских и сельских школьников с подробным описанием игр. В них мы нашли ответ на многие вопросы, которые раньше оставались невыясненными.

О чем говорят все собранные на­ми материалы, какие главные выводы они позволяют сделать? Из ответов и писем ребят ясно, что в школе (за очень редкими ис­ключениями) они совсем не игра­ют – ни на переменах, ни на клуб­ных вечерах, ни на пионерских сбо­рах. Попытки детей затеять игры на переменах в большинстве случаев пресекаются учителями, руководите­лями школ. Учителя физкультуры в проведении подвижных игр за рамки урока никогда не выходят. Играми детей школа совсем не интересуется, внимания им не уделяет.

Дома игры детей носят случайный характер. Иногда дети играют с роди­телями, братьями, сестрами в шаш­ки и шахматы или другие покупные настольно-печатные игры, играют со сверстниками в «морской бой», в «крестики-нолики» на листках из арифметической тетради. Иногда ре­бята присоединяются к играм взрос­лых (домино, лото и, особенно часто, карты). Во многих ответах и письмах – жалобы «на отсутствие дома каких-ли­бо игр, на недостаток свободного времени, на то, что дети не знают интересных игр, что в свободное от уроков время смотрят телевизор и ни во что не играют. Главное место для детских игр – двор, улица, площадка возле дома. Именно об играх, затеваемых вне до­ма и школы, и идет главным образом речь в ответах ребят. Поэтому для общей характеристики их игровой де­ятельности эти игры имеют наиболь­шее значение.

Первое, что бросается в глаза при изучении полученных материа­лов, – ограниченность и бедность ре­пертуара игр. Многие всем известные и многократно описанные в различ­ных сборниках игры совсем не упо­минаются в ответах ребят или упоми­наются очень редко. Даже в сравни­тельно недалеком прошлом – два-три десятилетия назад (не говоря уже о начале века) – дети знали и любили больше игр и играли в них значи­тельно чаще.

В ответах детей (особенно маль­чиков) часто встречаются наименова­ния одних только спортивных игр (футбол, хоккей, баскетбол и др.), при этом некоторые специально под­черкивают, что никаких других под­вижных игр не знают и не признают. И это в то время, когда для общего физического развития и специальной тренировки опытных спортсменов-профессионалов в последнее время все больше используются подвижные игры!

Совсем забыты детьми игры, рас­пространенные в свое время («чи­жик», «бабки», «мышка», «свайка», «котлы», «рюхи», «игра в камушки» и др.). Перестали играть ребята в сер­со, диаболо, крокет, также весьма популярные в прошлые годы. Наря­ду с этим (и это очень тревожно) со­хранились некоторые дурные и вред­ные игры, отражающие старый быт, совсем не созвучные нашему време­ни (в «палача, сыщика и вора», в «злую ведьму», «бояре, а мы к вам пришли», в «осла», в «колдуна» и т. п.).

Чем можно объяснить наши дан­ные? Нам кажется, двумя причинами: теми объективными изменениями, ко­торые произошли во всем укладе жизни людей за последние годы и ко­торые, естественно, сказались и на детях, и, в неменьшей мере, отсутст­вием должного внимания взрослых (учителей, родителей, всей общест­венности) к этой стороне жизни де­тей, равнодушием к этой проблеме педагогической науки.

Школа перестраивается – она должна идти в ногу с жизнью; с каж­дым годом становятся сложнее, насы­щеннее программы, труднее даются знания, больше времени приходится затрачивать на их приобретение. Из­менился и характер досуга детей. Почти в каждый дом пришел телеви­зор. Его притягательная сила очень велика, многие дети проводят у го­лубого экрана по несколько часов в день. Впечатлений много, они напла­стовываются одно на другое, и дети порой не в состоянии все «перева­рить». Как эти перемены отражаются на здоровье детей – об этом в по­следнее время с нескрываемой тре­вогой пишут врачи; они все чаще при­менительно к детям говорят о гипо­динамии – недостатке движения, ко­торый никогда раньше не был харак­терен для детей.

Специфически детских забав и затей, детских радостей становится меньше. Происходит как бы наступле­ние на детство – процесс нежелательный и чрезвычайно опасный. Обычно, когда возникают труд­ные проблемы, начинается и поиск их решений. Взять хотя бы такую про­блему, как загрязнение окружающей среды. Она волнует всех, но мы зна­ем, какие огромные усилия уже при­лагаются, чтобы разработать и осу­ществить систему защитных мер. Нуж­ны, видимо, соответствующие «защит­ные меры» и в отношении детей. Какие? Нам кажется, одной из мер, безусловно, могло бы стать распро­странение и культивирование детских игр, особенно подвижных, на воздухе, более смелое и решительное исполь­зование игр для обучения детей, воз­буждения их интереса к знаниям и, разумеется, стимулирование длитель­ных современных сюжетных игр, на­полненных романтикой, могущих ока­зать огромное воздействие на пове­дение.

Игра не может, не должна уйти из жизни детей – не только самых маленьких, но и школьников. Если та­кая тенденция существует, ее необ­ходимо остановить. В нашей стране идет непрерыв­ная борьба за повышение эффектив­ности труда, за максимальное ис­пользование внутренних ресурсов на фабриках, заводах, стройках, в совхо­зах и колхозах. Везде стараются най­ти резервы производства. А есть ли «скрытые ресурсы», неиспользован­ные возможности в деле обучения и воспитания детей? Думается, что есть. Они – в склонности детей к играм. Если эту склонность правильно и умело использовать, можно в ряде случаев добиться лучших результатов как в обучении, так и в воспитании детей. Игра может облегчить ребен­ку учебный труд, сделать его увлека­тельным и радостным, придать ему эмоциональную окраску, возбудить интерес, пробудить творчество, пол­нее раскрыть способности учащегося. Игра может стать важным оруди­ем воспитания в ребенке таких цен­ных качеств, как дисциплинирован­ность, воля, настойчивость, честность. Игра тренирует память, внимание, на­ходчивость, сообразительность, раз­вивает силы, выносливость, ловкость, всесторонне укрепляет здоровье ре­бенка. Все это давно известно, хоро­шо изучено, в доказательствах не нуждается. Так почему же до сих пор игра во всем ее многообразии не взята в должной мере на вооруже­ние учителями, воспитателями, пио­нерскими и внешкольными работни­ками, родителями? Нет, вероятно, в педагогической науке ни одной области, где так ощу­щался бы разрыв между теорией и практикой, как в вопросе о детских играх.

Вспомним, как оценивали игру выдающиеся советские педагоги и общественные деятели. «Неправда, будто игра не серьезна. Для ребенка серьезна всякая игра, ибо, играя, он живет. Он только тогда и живет, тогда только и упражняется, тогда только и растит душу и тело, когда играет» (А. В. Луначарский). «Мы зна­ем, что дети растут не только на уче­бе, но что и в процессе игры они учатся, учатся организовываться, учатся узнавать жизнь» (Н. К. Круп­ская). «Воспитание будущего деятеля должно заключаться не в устранении игры, а в такой организации ее, когда игра остается игрой, но в игре вос­питываются качества будущего ра­ботника и гражданина» (А. С. Мака­ренко). «Без игры нет и не может быть полноценного умственного раз­вития. Игра – это огромное светлое окно, через которое в духовный мир ребенка вливается живительный по­ток представлений, понятий об окру­жающем мире. Игра – это искра, за­жигающая огонек пытливости и любо­знательности» (В. А. Сухомлинский). Эти и другие высказывания заме­чательных педагогов о роли и значе­нии игр постоянно приводятся во многих книгах, учебниках по педаго­гике. Никто и никогда не оспаривал их, не пытался подвергнуть сомне­нию. Почему же на практике этими важными соображениями почти сов­сем не руководствуются, изучению и использованию детских игр не уделя­ют должного внимания? Почему в жизни наших детей, особенно школь­ного возраста, игра, как показали на­блюдения, занимает все меньше ме­ста, а порой исчезает вовсе?

В некоторых вузах нашей страны в последнее время прибегают к так называемым «деловым играм»: созда­ется «игровая ситуация», в которой студенты должны действовать и при­нимать решения, – это повышает их активность, интерес к изучаемому предмету. Об этом опыте не раз со­общалось в печати. А вот учителя на­чальных классов на своих уроках очень редко прибегают к игре. И ни­где в учебниках, в учебных пособиях для начальной школы вы не найдете таких рекомендаций. Нет в учебни­ках для малышей ничего, что могло бы вызвать улыбку, веселое настрое­ние, никаких намеков на «игровую си­туацию». Авторы учебников и мето­дических пособий, видимо, считают, что в учебных занятиях с детьми это противопоказано. А передовые учи­теля, ищущие наиболее эффективные способы обучения, придерживаются иных взглядов.

«Стоит только сказать на уроке «поиграем», как загораются задор­ные огоньки в глазах ребят... Самые невнимательные становятся активны­ми... Игра на уроке не только увлека­ет, заставляет задуматься, но и раз­вивает самостоятельность, инициати­ву и волю ребенка... Чтобы свести до минимума утомляемость и в течение всего времени поддерживать внима­ние учащихся, надо систематически вводить на уроках элементы игры»,– пишет учительница 2-й железнодо­рожной школы ст. Бендеры Г. Семе-рикова. К сожалению, учителей, по­нимающих роль игры в обучении и умеющих применять игры на практи­ке, очень и очень мало. Никто их к этому не призывает, никто их этому не учит. А жаль!

Поставить игру на службу воспи­танию – главная задача. И мы обя­заны сделать все, чтобы получили широкое распространение, приви­лись, проникли в быт ребят хорошие, умные, полезные игры. Это само со­бой произойти не может. Хорошие игры надо постоянно распространять, культивировать. Прежде всего, нужны пособия. Они выпускаются, но их очень мало. Особенно мало книг было выпуще­но для самих детей. За последние де­сять-пятнадцать лет не было выпуще­но ни одной книги по играм специ­ально для вожатых пионерских отря­дов и дружин, для вожатых октябрят. Тринадцать лет существуют группы продленного дня, но за это время не было издано ни одного пособия по играм для воспитателей этих групп. Нет ни одного руководства по играм для родителей. Чрезвычайно мало ли­тературы выпущено по познаватель­ным играм, особенно для учителей младших классов. Нужен выпуск спе­циальных приложений с описанием игр к подписным изданиям для роди­телей («Работница», «Семья и шко­ла») и для детей («Мурзилка», «Пио­нер»).

Промышленность, выпускающая игрушки и игры (и из года в год уве­личивающая их выпуск), ориентируется исключительно на семью, на инди­видуального потребителя. Ни одно предприятие в нашей стране не выпу­скает наборов игр для нужд детских учреждений: школ, школ-интернатов, детских клубов, Домов пионеров, пи­онерских лагерей. Уже давно игры, необходимые детским учреждениям, созданы, апробированы, описаны, но их изготовлением занимаются пока только школьники в самодеятельном порядке в различных кружках и школьных мастерских. Это, разумеет­ся, решить проблему не может. Очень многое предстоит сделать для создания и оборудования игро­вых площадок как по месту жительства детей, так и в пионерских лаге­рях, детских парках, садах и скверах. Нет у нас такого учреждения, ко­торое могло бы возглавить всю мето­дическую и организационную работу по отбору, пропаганде, распростране­нию детских игр и развлечений, ко­ординировать деятельность различ­ных организаций и учреждений в этой области. (Это могли бы быть на­пример, «Центральная станция дет­ских игр и развлечений», «Централь­ный дом игры и игрушки», «Цент­ральная детская игротека»).

Нужна и постоянная исследова­тельская работа. Трудно понять, по­чему эта область детской жизни – игра – выпала из поля зрения научных учреждений Академии педагогиче­ских наук СССР, педагогических ин­ститутов, институтов усовершенство­вания учителей. Настало время уделить играм – этим неизменным и незаменимым спутникам детства – заслуженное внимание, исправить допущенные ошибки, наверстать упущенное. В этом кровно заинтересованы все, кто озабочен вопросами воспитания подрастающего поколения, кто хочет видеть наших детей здоровыми, жиз­нерадостными, любознательными, способными к большим свершениям.

АЛЕКСАНДР ФЕОКТИСТОВИЧ РОДИН

И РОДИНСКИЕ МОСКВОВЕДЧЕСКИЕ ЧТЕНИЯ

Александрова Н. А., Ефимова Е. А. (Москва)

В истории МГДД(Ю)Т много интересных пересечений, неожиданных поворотов. За 75 лет в нашем учреждении реализовано немало организационных и содержательных форм деятельности, многие из которых стали традиционными. Это – конкурсы и конференции, фестивали и олимпиады, выставки и соревнования, экспедиции и походы, и многое другое. И в наше время создаются и развиваются новые мероприятия для детской аудитории, которые также могут перерасти в традиционные.

В 1936 г. в только что открытом Московском городском доме пионеров и октябрят приступил к работе замечательный педагог, краевед и экскурсионист Александр Феоктистович Родин. Он родился в 1890 г. в городе Коломне Московской губернии. Окончил Набилковское коммерческое училище в Москве и вечернее педагогическое отделение Московского коммерческого института в 1917 году. Работать с детьми Родин начал в 1913 – 1914 гг., еще будучи студентом, в подростковом клубе-читальне, применяя игровые и занимательные формы, широко включая экскурсионную работу. Многие годы он был членом комиссии «Старая Москва», занимавшейся историческим краеведением Москвы. Как педагог-внешкольник он отдал должное и игре, являясь в 1921 – 1923 гг. сотрудником Научно-исследовательского института детских игр и праздников.

С 1937 г. А.Ф. Родин руководил историческими кружками в кабинете истории Москвы в Московском городском Доме пионеров и октябрят. Эти кружки в 1943 – 1944 гг. объединились в Клуб юных историков, на этой основе были организованы Московское Общество юных историков и Московский Городской штаб по изучению Москвы школьниками (впоследствии были созданы также районные и школьные штабы). Руководителем Общества и ответственным секретарем штаба был А. Ф. Родин. Изучение Москвы в рамках подготовки к ее 800-летнему юбилею охватило фактически всех учащихся средних школ столицы; количество работ, поданных на конкурс в 1947 г., превысило 80 000!

В 1947 г. А. Ф. Родин по результатам этой работы защитил кандидатскую диссертацию на тему «Методика изучения московскими учащимися средних школ истории Москвы (содержание, организация, методы)», позже на ее основе им была издана книга «История родного города» (1951 г.).

Ученик Родина известный историк Владимир Борисович Кобрин, кружковец Дома пионеров 1940-х годов, впоследствии вспоминал: «Благодаря нашему руководителю мы жили напряжённой духовной жизнью… только такой одержимый человек, как А.Ф. Родин, мог дать нам ту духовную пищу, которой так не хватало в те годы» [см. Кобрин В. Б. Александр Феоктистович Родин и его воспоминания // Преподавание истории в школе. 1966. № 6. – С. 103].

В последующие годы Александр Феоктистович работал в Академии педагогических наук СССР и в Московском городском институте усовершенствования учителей, где в течение 15 лет проводил «Четверги» для московских учителей, интересовавшихся историей города и методикой её преподавания, на которых выступали интереснейшие люди А. С. Щапов, С. Б. Бахрушин, Н. А. Гейнике, Т. Л. Щепкина-Куперник и др.

А. Ф. Родин – автор более 150 публикаций, в том числе 15 книг по краеведческой тематике. Умер Александр Феоктистович в 1963 г., похоронен на Новодевичьем кладбище.

В ноябре 2010 г. сектор истории детского движения центра культурологического образования МГДД(Ю)Т при участии Московской академии детско-юношеского туризма и краеведения, Союза краеведов России впервые провёл Родинские москвоведческие чтения, посвящённые 120-летию со дня рождения Александра Феоктистовича Родина, москововеда, педагога, экскурсиониста, основателя Общества юных историков Московского городского Дома пионеров. Чтения проводились в целях активизации интереса детей и юношества к истории и архитектуре Москвы, развития детского москвоведения; поощрения обучающихся и педагогов, занимающихся исследовательской и поисковой деятельностью по изучению Москвы.

Оргкомитет объявил, что на Чтения представляются исследовательские и творческие работы: рефераты, доклады, презентации проектов, фотоальбомы, разработки экскурсий и другие, по тематике чтений. Участниками чтений могли быть ученики 2-11 классов, занимающиеся изучением истории, культуры и архитектуры Москвы, биографиями москвичей и москвоведов, московскими традициями и т.п. Всем выступившим учащимся и их руководителям выдавался Сертификат участника.

Первые Родинские москвоведческие чтения (18 ноября 2010 г.) были открыты сообщениями культорганизатора сектора истории детского движения А. С. Сироткина «О А. Ф. Родине, педагоге-внешкольнике, москвоведе, игровике» и зав. кабинетом сектора истории детского движения Е. А. Ефимовой «А. Ф. Родин и Воробьевы горы» и «А. Ф. Родин и Московский городской Дом пионеров». Сообщения сопровождались изобразительным материалом. На чтения было заявлено 23 доклада. Идея проведения чтений была поддержана педагогической общественностью и юными участниками, поэтому на следующий год состоялись вторые чтения.

На Вторых Родинских москвоведческих чтениях (18-19 ноября 2011 г.) с приветствием и словом об А. Ф. Родине выступил С. В. Григорьев, кандидат психологических наук, заведующий центром празднично-игровой культуры и социокультурной деятельности, заместитель директора МГДД(Ю)Т. На Вторые Родинские чтения поступило 17 заявок на доклады из 6 образовательных учреждений Москвы. Выступили обучающиеся от 2 до 9 класса. Практически все доклады были связаны с москвоведением и затрагивали разные аспекты истории и культуры города. Многие юные исследователи стоят в начале пути, поэтому для них важно получить советы по продолжению работы. Возможность задавать вопросы и давать рекомендации юным краеведам предоставлялась всем участникам Чтений – педагогам, родителям, детям.

В 2012 г. проведение Родинских москвоведческих чтений будет продолжено. Мы надеемся, что эти Чтения помогут юным москвоведам — наследникам юных историков города Москвы 1930 – 1950-х гг. – еще глубже узнать и еще больше полюбить нашу древнюю столицу. А также, что имя Александра Феоктистовича Родина будет памятно новым поколениям москвоведов и внешкольников.

О ПЕРВОМ ГЛАВНОМ РЕЖИССЁРЕ

ДВОРЦА ПИОНЕРОВ И ШКОЛЬНИКОВ

В. С. Мягкова (Москва)

В числе первых в «Золотую книгу» Дворца были занесены имена ряда заведующих отделами Дворца и среди них Герц Ильич Левинсон. Он ушёл от нас в 1982 г., но многие вспоминают его постоянно. В 1962 – 63 учебном году мне довелось с ним работать в методическом отделе. Он был нашим руководителем. Помню, как он принимал меня на работу, помню его пожелание успешной работы в новом Дворце. После тёплого приёма было легко и радостно начинать свою деятельность в пионерском секторе в качестве рядового методиста, когда за плечами была очень ответственная работа инструктора в Центральном аппарате профсоюзов. Мне к этому времени довелось хорошо узнать деятельность внешкольных учреждений и пионерских лагерей профсоюзов страны, их достижения, людей, творивших в них чудеса. Имелась надежда, что и здесь меня удивят чем-то новым. Ожидание оправдалось.

Удивлял Герц Ильич своими идеями и их осуществлением. Он имел два высших образования, опыт работы в театре, в школе, домах пионеров Москвы. С ним интересно работалось. Наши сборы, праздники, Недели книги и игры с большим желанием посещались ребятами, вожатыми, учителями. В них не было стандарта, они несли новые открытия, подсказки для работы. Он с блеском руководил семинарами старших вожатых дружин школ в городском университете старших вожатых при Дворце пионеров. Были случаи, когда Герц Ильич слушателям университета помогал на месте осуществлять намеченные с ним планы. Герц Ильич публиковал свои сценарии праздников на страницах педагогических журналов, журнала «Вожатый». Они пользовались особой популярностью.

Он не ходил, а летал по Дворцу. На ходу мог мгновенно что-то порекомендовать, если к нему обращались. После руководства методическим отделом он возглавлял художественный отдел и вскоре стал главным режиссёром. Без преувеличения можно сказать, что он творил чудеса на сценах концертного зала и пионерского театра, лектория (малый зал). Незабываем праздник «И на Марсе будут яблони цвести». Обстановка «настоящего» полёта, чувство невесомости, посадка этих яблонь (и даже их полив), творческие костюмы участников «полёта» (это были в основном члены районных пионерских штабов), сказочные по сюжету декорации – всё это принималось детской аудиторией с восторгом. Много подсказок, изобретательности проявилось в этом представлении. Герц Ильич, будучи зав. отделом художественного воспитания, использовал неожиданные методики. Так, во время встречи ребят с поэтессой А. Барто, когда она читала им свои новые стихи, юные художники тут же делали рисунки. Это был интересный опыт мгновенной иллюстрации.

Несколько слов о пионерском театре: во время работы Герц Ильич объединил очень большой ребячий коллектив, в репертуаре которого было четырнадцать драматических, кукольных и эстрадных спектаклей. Мы все, коллеги Герца Ильича, всегда радовались выходу в свет его статей, книг, особенно: «Часовые Родины», «С Новым годом», «Руку, товарищ улица», «Пионерский спутник». Эти книги выпускало издательство «Молодая гвардия», их соавтором был наш Г. И. Левинсон. Кроме этого, в 1979 – 82 гг. он работал в коллективе авторов, которые готовили ежегодные издания путеводителей по знаменательным датам в помощь старшему и отрядному вожатым, учителю, внешкольному работнику. Это издание называлось «Спутник пионерского вожатого». В «Спутнике» рассказывалось, как можно отметить тот или иной праздник. Его объём доходил до 180 страниц, тираж 100 000 экземпляров.

В редакционно-издательском отделе Дворца регулярно выходили его работы. Назову некоторые из них: «Оформление школы», «Ордена комсомольской славы», «Пионерское лето», «Встреча Солнца» и много других интересных, оригинальных. Он очень гордился своим печатным багажом. Вспоминается праздник и выставка на нём произведений Е. М. Минскина в честь его 60-летия. Праздник стал грандиозным событием для того времени, вызвал много всевозможных эмоций. Герц Ильич тогда подошёл ко мне и сказал: «Внушительное зрелище», – имея в виду выставку, и продолжил: «Если подсчитать мои печатные труды, то окажется не менее 300 изданий, выпущенных Дворцом и другими организациями, за мою недолгую жизнь». Сказал спокойно, но с гордостью.

У меня сохранилась удивительная, с некоторой иронией надпись на одной из книг Г. И. Левинсона, которую в 1973 г. он подарил мне на день рождения. Привожу дословно: «Вале Мягковой от крестника – автора-составителя этой книги – с юбилеем!» А книга эта «Часовые Родины». Тогда автограф не удивил меня. А теперь возвращает в годы, когда мы – пионерский сектор и главреж – интересно и плодотворно трудились, радуя детей, их руководителей и наших гостей своими праздниками. Будучи очень заметной фигурой во Дворце, он являлся членом Всероссийского театрального общества, членом союза журналистов СССР. Он ждал присвоения ему звания заслуженного работника культуры РСФСР, но об этом нам стало известно из печати уже после его смерти. Это звание заслужено Герцем Ильичём.


СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

«ИГРОТЕКА ГЛАЗАМИ ДЕТЕЙ»

Дмитриева Н. В., Лаврова Л. Г. (Москва)

В апреле-мае 2011 г. в отделе игры МГДД(Ю)Т социологом отдела социального творчества детей было проведено повторное социологическое исследование «Игротека глазами детей». В рамках данного исследования изучалось общественное мнение детей и их родителей об эффективности функционирования игротек. Как и в первом социологическом исследовании, проведённом в октябре 2005 – марте 2006 гг., были поставлены следующие цель и задачи данного исследования:

Цель – определение перспектив развития и совершенствования игротеки на основе изучения мнений детей и их родителей.

Задачи:

1.   Изучение социально-демографической структуры посетителей игротеки.

2.   Выявление типичного постоянного посетителя игротеки среди детей и взрослых.

3.   Определение географии посещений игротеки.

4.   Выявление наиболее популярных источников информации, из которых родители впервые узнают об игротеке.

5.   Определение степени востребованности игровой среды игротеки.

6.   Изучение влияния посещений игротеки на развитие игровой культуры детей.

7.   Изучение степени осведомлённости родителей об игровых предпочтениях детей.

8.   Выявление наиболее популярных игр и игрушек современных детей.

9.   Изучение возрастных и гендерных особенностей игровых предпочтений среди детей.

10.   Выявление наиболее востребованных форм деятельности игротеки.

11.   Изучение предложений детей и взрослых по совершенствованию игротеки.

Группа респондентов: 108 детей и 100 взрослых.

В данном социологическом исследовании для сбора первичной социологической информации применялся метод опроса: дети от 3 до 18 лет опрашивались на основе интервью, родители – по выбору: при помощи интервью или при помощи анкетирования. Учитывая цели и задачи исследования, возрастные особенности респондентов, были повторно использованы два вида «Анкеты игротеки»: анкета для детей и анкета для родителей.

Выборочная совокупность детей и родителей формировалась на основе случайной гнездовой выборки и составила 108 детей и 100 взрослых. В процессе теоретической интерпретации были применены статистические методы, количественный анализ, качественный анализ, сравнительный анализ, систематизация фактического материала, анализ систематического материала.

Результаты повторного социологического исследования

«Игротека глазами детей»

На основе полученных данных была выявлена половозрастная структура посетителей игротеки Дворца. Оказалось, что среди детей примерно одинаковое количество девочек (46%) и мальчиков (54%), среди взрослых женщины составили подавляющее большинство (91%), а мужчины составили только 9%. Таким образом, по сравнению с первым исследованием, девочек стало ходить больше, чем 5 лет назад.

Таблица 1.

Половозрастная структура детей, посещающих игротеку Дворца

Пол

 / Возраст

3-5 лет

6-9 лет

10-12 лет

13 лет

и более

Общий итог

Мальчики

4

27

13

14

58

Девочки

8

22

16

4

50

Общий итог

12

11%

49

45%

29

27%

18

17%

108

100%

 

Таблица 2. Половозрастная структура

взрослых, посещающих игротеку Дворца

Пол /

Возраст

20-29 лет

30-39 лет

40-49 лет

50-59 лет

60-69 лет

Общий итог

Женщины

7

42

26

9

7

91

Мужчины

0

5

1

2

1

9

Общий итог

7

7%

47

47%

27

27%

11

11%

8

8%

100

100%

 

Сравнивая посетителей игротеки, мы можем охарактеризовать портрет постоянных посетителей: дети (и мальчики, и девочки) от 6 до 12 лет, замужние женщины от 30 до 39 лет с педагогической или экономической профессией, высшим образованием.

Исследование установило особенности географии посещения игротеки Дворца. Ровно половина посетителей игротеки проживают в ЮЗАО (50 %), 35 % посетителей – в ЗАО, 5 % посетителей – в ЦАО, 4 % посетителей – в Московской области, 3 % посетителей – в СВАО, 1 % посетителей – в ЮАО, 1% посетителей – в ВАО, 1 % – в САО. Таким образом, 85 % посетителей проживают в ЮЗАО и ЗАО.

В ходе исследования установлены наиболее надёжные источники информации, из которых родители узнают впервые о существовании игротеки. 49 % опрошенных узнали об игротеке от своих знакомых или родственников, 29 % – при посещении Дворца, его кружков и секций. Как и в прошлом исследовании, эти источники занимают первое и второе место. 16 % посетителей узнали об игротеке в детском саду или школе, 4 % в СМИ и только 2 % из Интернета.

Таблица 3. Источник информации об игротеке

 

2011 г.

2006 г.

 Знакомые и родственники

49 %

51 %

В самом Дворце

29 %

45 %

Детский Сад, школа

16 %

2 %

СМИ

4 %

2 %

Интернет

2 %

0 %

Общий итог

100 %

100 %

 

Таким образом, бóльшую роль в распространении информации об игротеке начинает играть детский сад и школа, постепенно москвичи начинают все чаще пользоваться для получения необходимой информации сайтом Дворца. Доля взрослых, впервые посетивших игротеку в своём детстве, оказалась равной 32 %, что почти в 3 раза больше, чем в предыдущем исследовании. Самая представительная группа родителей впервые посетила игротеку со своим ребёнком – 58 %, а самая малочисленная – со своим внуком (10 %).

Таблица 4. Первое посещение игротеки взрослыми

 

2011 г.

2006 г.

Со своим ребенком

58%

82,5%

В детстве

32%

10%

С внуком

10%

7,5%

Общий итог

100%

100%

 

Одной из основных задач исследования было выявление целей посещения игротеки Дворца. Сводные данные представлены в табл. 5.

Таблица 5. Цели, с которыми родители

приводят детей в игротеку Дворца (ранг)

 

2011 г.

(кол-во)

2006 г. (ранг)

1. Поиграть

44

3

2. Для развития ребенка

36

2

3. Общение с другими детьми

30

1

4. Развлечь, провести время между занятиями

21

6

5. Научить играть в различные игры

11

4

6. Развитие способностей

9

5

7. Поиграть в игры, которых нет дома

1

10

Общий итог

152

10

Согласно таблице, стало очевидно, что основными целями посещений игротеки являются: поиграть (1 место), развить ребёнка (2 место), общаться с другими детьми (3 место). Сравнивая два исследования, можно заметить, что тройка лидеров целей сохранилась, только рангами поменялась.

Так, на первом месте сегодня не решение коммуникативных проблем ребёнка, а сам процесс игры. Также следует отметить, что в повторном исследовании не было такого ответа, как подготовка к школе. Четвёртое место заняло суждение родителей, считающих игротеку самым удобным местом во Дворце, где можно провести время между занятиями ребёнка, развлечь его и переключить на другой вид деятельности. Напомним, что в первом исследовании, эта цель была на 6 месте. Пятое место заняли ответы родителей, желающих обучить своих детей различным играм, представленным в игротеке (в 2006 году это было 4 место). Шестое место принадлежит ответам родителей, по мнению которых, посещение игротеки способствует развитию способностей детей (логики, ловкости, моторики, мышления, координации движений и пр.). И последнее место, как и в прошлый раз, занимает ответ «поиграть в игры, которых нет дома».

Таким образом, проранжированные ответы родителей позволили подтвердить ранее названные наиболее востребованные направления деятельности игротеки: образовательно-игровое, развивающее, коммуникативное, досуговое и культурно игровое.

Следующим важным аспектом стало выявление приоритетов детей.

Таблица 6. Что детям нравится в игротеке

 

Количество

Проценты

1. Конкретные игры и игрушки

124

89%

2. Всё

11

8%

3. Разнообразие игр и игрушек

2

1%

4. Доступность

2

1%

Общий итог

139

100%

 

 

Анализ суждений юных респондентов выявил наиболее востребованные игры и игрушки игротеки Дворца. В таблице 7 представлен рейтинг названных игр.

Таблица 7. Наиболее популярные игры игротеки

 

Количество

1. Настольный футбол

32

2. Слоник

16

3. Веселый строитель

16

4. Калах

13

5. Головоломки

11

 

 

Таким образом, самой популярной игрой остаётся настольный футбол.

В таблице 8 представлены наиболее яркие гендерные предпочтения в выборе игр в сравнении с предыдущим исследованием.

Таблица 8. Гендерные предпочтения в выборе игр

Ранг 2011

Ранг 2006

 

Количество

 

 

Девочки

54

1

Слоник (бильярд)

16

2

веселый строитель

16

3

головоломки

8

4

путь шара

7

 

 

Мальчики

70

1

1

настольный футбол

32

2

5

калах

13

3

2

шахматы

4

4

головоломки

3

Таким образом, среди предпочтений девочек произошли сильные изменения: все названные игры впервые встречаются в нашем исследовании. Среди предпочтений мальчиков первое место продолжает занимать настольный футбол, на второе место с пятого поднялся калах, шахматы опустились со второго на третье место, головоломки впервые появились и заняли 4-е место рейтинга. Интересно, что интересы мальчиков и девочек связаны только с головоломками (4-е и 3-е место в рейтингах). В остальных играх пересечений не выявлено.

Возрастные предпочтения в выборе самых любимых игр в игротеке имеют много различий и только 1 совпадение (головоломки). Однако данные игры своим разнообразием охватывают все возрасты, так что очереди на них не должно быть.

Таблица 9. Возрастные предпочтения в выборе игр

Ранг

3-5 лет

6 – 9 лет

10 – 12 лет

13 лет и более

1.

головоломки

настольный

футбол

слоник

шахматы

2.

собачка

веселый

строитель

головоломки

игры

3.

машины

калах

реверси

крестики-нолики

4.

путь шара

мини-бильярд

5.

головоломки

Важным для нашего исследования стало выявление интересов родителей в игротеке. Ниже в таблице 10 мы ранжировали ответы взрослых.

Таблица 10. Что привлекает родителей в игротеке

Ранг

 

Количество

Проценты

1.

Разнообразие игр и игрушек

68

40%

2.

Доброжелательный персонал

26

15%

3.

Атмосфера и обстановка игротеки

21

12%

4.

Доступность

17

10%

5.

Общение и получение новых знаний

14

8%

6.

Возможность поиграть в различные игры

13

8%

7.

Конкретные игры

8

5%

8.

Всё

2

1%

 

Общий итог

169

100%

Таким образом, на первом месте, как и в 2006 году, родителей привлекает разнообразие игр и игрушек. С 4-го на 2-е место поднялась такая категория, как доброжелательный персонал, с 7-го на 3-е место поднялась атмосфера и обстановка игротеки. Важное 4-е место заняла характеристика «доступность, бесплатность». На 5-м месте обосновалось общение и получение новых знаний. Шестое место за собой сохранила возможность поиграть в различные игры. Конкретные игры заняли 7 место (в отличие предыдущего 5-го места). И последнее место, как и в прошлый раз, занимает ответ «всё».

 

Исследование показало, что родители, постоянно посещающие игротеку, в целом знают, что нравится их детям. Ниже в таблице приведены сгруппированные ответы по популярности.

Таблица 11. Что, по мнению родителей, нравится их детям

 

 

Количество

Проценты

Конкретные игры

39

32%

Всё

27

22%

Разнообразие игр

27

22%

Общение со сверстниками

18

15%

Персонал и атмосфера

6

5%

Просто играть

3

2%

Развитие ребёнка

2

2%

Игры, которых нет дома

1

1%

Общий итог

123

100%

Сравнивая с прошлым исследованием, можно отметить, что конкретные игрушки держат также первенство, с третьего на второе место поднялась общая оценка «всё», общение со сверстниками со второго опустилось на четвёртое, разнообразие игр поднялось с четвёртого на третье место, появился новый ответ – развитие ребёнка.

Для правильного формирования основ игровой деятельности важно владеть знаниями о возрастных особенностях развития ребёнка, а также его реальные игровые потребности. В этой связи мы постарались выявить структуру самых любимых игрушек и игр, в которые ребёнок предпочитает играть. В результате интервьюирования детей были определены гендерные и возрастные предпочтения детей. Результаты наиболее популярных игр приведены в сводных таблицах 12-15.

Таблица 12. Гендерные предпочтения детей в выборе любимых игрушек

 

Количество

Девочки

 

1.   шашки

9

2.   калах

8

3.   веселый строитель

8

4.   слоник

5

5.   пазлы

4

6.   головоломки

4

7.   морской бой

3

Мальчики

 

1.   настольный футбол

22

2.   лего

19

3.   настольный хоккей

11

4.   путь шара

10

5.   шахматы

5

6.   дартс

4

7.   монополия

4

8.   мяч

3

Сравнивая с результатами прошлого исследования, можно обратить внимание, что интересы детей кардинально изменились. Из ранее названных игрушек мальчиками остался только настольный футбол, поднявшийся с 4-го места на первое. Также у девочек остались ранее названные пазлы, но они сместились со второго места на пятое. В нашем исследовании лидирующие позиции среди девочек занимают шашки, калах и весёлый строитель, а среди мальчиков – настольный футбол, лего, настольный хоккей и путь шара.

Таблица 13. Возрастные предпочтения детей

в выборе любимых игрушек

 

Девочки

Мальчики

3 – 5 лет

14

11

роботы

 

1 место

самокат

 

2 место

кукла

1 место

 

6 – 9 лет

79

90

лего

 

1 место

настольный футбол

 

2 место

путь шара

 

3 место

шашки

1 место

 

калах

2 место

 

веселый строитель

2 место

 

слоник

3 место

 

шахматы

 

4 место

пазлы

4 место

 

монополия

 

5 место

морской бой

5 место

 

мяч

 

6 место

10 – 12 лет

30

21

головоломки

1 место

 

дартс

 

1 место

монополия

 

2 место

13 лет и более

7

32

настольный хоккей

 

1 место

настольный футбол

 

2 место

боулинг

1 место

 

Сравнивая данные таблицы 13 с данными, первого исследования также можно обнаружить изменения в приоритетах детей. Так, общее только у девочек 3-5 лет – первое место занимает кукла; в возрасте 6-9 лет популярными остаются настольный футбол и лего. Все остальные игры новые. Также обращает на себя внимание тот факт, что интересы мальчиков и девочек не пересекаются.

Таблица 14. Гендерные предпочтения детей в выборе любимых игр

 

Количество

Девочки

113

1.  шашки

16

2.  калах

13

3.  шахматы

10

4.  слоник

10

5.  прятки

4

6.  головоломки

3

7.  лего

3

8.  корабли

3

Мальчики

118

1.  настольный футбол

31

2.  веселый строитель

15

3.  морской бой

7

4.  настольный хоккей

6

5.  путь шара

5

6.  конструктор

4

7.  обычный футбол

4

8.  риверси

4

Таблица 15. Возрастные предпочтения детей в выборе любимых игр

 

Девочки

Мальчики

3 – 5 лет

26

7

слоник

1 место

 

конструктор

 

1 место

6 – 9лет

62

81

настольный футбол

 

1 место

шашки

1 место

 

веселый строитель

 

2 место

калах

2 место

 

шахматы

3 место

 

10 – 12 лет

16

12

риверси

 

1 место

вышибалы

1 место

 

мяч

 

1 место

13 лет и более

9

18

настольный хоккей

 

1 место

головоломки

1 место

 

nindendo

 

2 место

пинг-понг

 

3 место

резиночка

2 место

 

карты

3 место

 

Таким образом, самыми любимыми играми девочек являются шашки, калах, шахматы, слоник. Надо отметить, что шахматы сохранили за собой третье место рейтинга. Первое место заняли шашки, в отличие от первого раза, когда возглавляли список куклы. Заметим, что в данном списке кукол нет вообще. Останавливая внимание на списке мальчиков, отметим, что сохранили свои позиции настольные футбол и хоккей, конструктор. Появилась новая игра – весёлый строитель.

Сравнивая интересы в играх, можно отметить, что здесь также все игры разные. Нам также было интересно узнать, какие были у родителей любимые игры и игрушки. Их ответы мы проранжировали и составили таблицу по возрастам.

Таблица 16. Любимые игрушки детства родителей

 

20-29 лет

50-59 лет

Мягкие

игрушки

Солдатики

Пупсики

Головоломки

30 - 39 лет

60 - 69 лет

Конструкторы

Куклы

Мягкая

игрушка

Мяч

Конструктор

 

40-49 лет

 

Кукла

 

Посуда

 

Велосипед

 

кубик-рубик

 

Шашки

 

Таблица 17. Любимые игры

детства родителей

20-29 лет

40-49 лет

классики

прыгалки

кубик-рубик

скакалка

30-39 лет

мяч

прятки

догонялки

резиночка

пионербол

казаки-разбойники

казаки-разбойники

шашки

карты

настольные игры

50-59 лет

футбол

вышибалы

головоломки

салки

волейбол

штандер

куклы

60-69 лет

 

лапта

Таблица 18. Предложения по совершенствованию

деятельности игротеки (дети и родители)

 

Количество

Новые игрушки и игры

67

Переустройство помещения игротеки

43

Всё нравится

33

Анимация и мастер классы

16

График работы

12

Подвижные игры

8

Не знаю

4

Бесплатное посещение

2

Общий итог

185

В адрес игротеки мы получили 185 предложений по совершенствованию деятельности игротеки от детей и родителей. Мы постарались их систематизировать

Среди предложений по переустройству игротеки включены следующие:

– расширить площадь (10 %);

– вентиляцию воздуха (5 %);

– кулер с водой (5 %)

– ремонт и современное оборудование (5 %),

– поставить кондиционер;

– сделать звёздное небо;

– изменить цвет стен и добавить жалюзи;

– сделать мягкие стены,

– поставить ТВ;

– сделать интересные инсталляции, в которые можно зайти;

– поставить сундуки с золотом;

– увеличить площадь для веселого строителя;

– чтоб всем входящим давали: мороженое, конфеты (15 шт.) и куклу;

– чтобы было несколько отделов с разной обстановкой (лес, замок, больница, улица…);

– поставить объёмные фигуры;

– небольшой подиум с ковром;

– уголок для маленьких детей;

– разнообразить (компьютеризировать);

– тихое музыкальное сопровождение и др.

В раздел анимация и мастер-классы мы включили: привлекать к работе молодых аниматоров, летом устраивать игры на улице, проводить конкурсы самодельных игр и игрушек, устраивать сеансы одновременной игры в настольные игры, чтобы сотрудники больше знакомили детей с разными играми, мастер-классы (поделки и шитье, рукоделие), изобретать игры вместе с детьми – чтобы они учились их придумывать.

Изменения в график работы предлагают следующие: работать круглосуточно, чтобы она всегда была открыта, не проводить семинары и лекции в часы работы, пореже закрывать на перерыв.

Заключительным вопросом в нашем исследовании стал вопрос об удобном времени посещения. Как мы и предполагали, наиболее популярным ответом стал «В зависимости от уроков и кружков».

Удобные дни и часы работы игротеки